Г.А. Зюганов: "То, что дело идет к дефолту, было ясно еще с весны 1998 года"

22 Августа 2013 RSS лента
Г.А. Зюганов: "То, что дело идет к дефолту, было ясно еще с весны 1998 года"

Источник: В кругу друзей

Августовским дефолтом 1998 года пахло еще с весны. Я выступаю на майской сессии, и заявляю, что по крайней мере в начале осени нас ждет дефолт. Он наступил раньше, а когда стали гореть банки и финансы, я позвонил премьеру Кириенко, который был на этом посту с весны, и сказал, что надо срочно собраться, позовите главных своих советников, специалистов и давайте вырабатывать общую точку зрения. Надо думать, как спасать финансы и предприятия. Вместо этого Кириенко пригласил тех же людей, которые и проводили эти реформы! Они приняли ночью беспрецедентное решение, заявив о том, что не будут долги платить ни своим ни чужим (иностранцам). Когда об этом сказали, началась паника, в результате рухнули все банки, выплаты производил только Сбербанк, оказавшись наиболее устойчивым, он удержался.

Финансы спалили сознательно! Потом, когда Скуратов из прокуратуры расследовал все это дело, то оказалось, что восемьсот с лишним человек знали об этом. Они вкладывались, когда доллар был шесть рублей, а через месяц получили за доллар по 24-25 рублей. Нажились баснословно. На мой взгляд, это была хорошо продуманная операция по обвалу наших финансов и разрушению всех структур, разорению того среднего класса, который как говорят, наклевывался.

Дума и Совет Федерации приняли решение, чтобы такие люди не занимали ответственных должностей, но Чубайс и Кириенко и сейчас сидят на главных финансовых потоках.

Я после расстрела парламента с Ельциным не разговаривал, я не мог простить ему этот позор, разор, убийство людей, это насилие над народной властью. Но прихожу на работу, и вдруг раздается звонок. Звонит Ельцин и говорит: «Что будем делать?». Я отвечаю: «Только в Москве к вечеру будет четыреста тысяч безработных, в основном молодых людей. Вы всех разорили, те, кто организовывал производство, не могут взять деньги ни на зарплату, ни на закупку комплектующих, ни на оперативную работу. Если два-три дня прождем, то запахнет большой дракой, распадом, большой войной, потому что все парализовано».

И вот мы срочно собрались, три часа сидели в Кремле, я уговаривал Примакова, а он мне говорит «Вы мне не путевку в Сочи предлагаете, а петлю на шею». Напомню, что баррель нефти стоил 12-15 долларов. Полный швах. Но уговорили и Примакова, и Маслюкова, а Геращенко стал главным банкиром.

Это были очень умные, ответственные, грамотные люди, способные решать задачи. Они вечером проводили обсуждения, ночью готовили проекты решений, а на утро принимали. Работа шла, что называется, с колес. За счет умной политики за восемь месяцев оттащили страну от края пропасти. 


Версия для печати

Назад к событиям