Орловско-Курская Битва

21 Августа 2013 RSS лента
Орловско-Курская Битва

Автор: Павел Лыткин

Художник: И.М. Тоидзе

23 августа все телеканалы начнут славословия во «славу» победы над коммунизмом в 1991 году. Но есть историческое события всемирного значения, произошедшие в этот день. Ровно 70 лет назад части Красной Армии освободили Харьков, закончив Курскую битву победой. В Великой Отечественной войне произошёл коренной перелом. Никогда после Курска, Орла и Харькова враг не смог перейти в наступление с решающими целями. Фашисты теперь только оборонялись. Представляю нашим пользователям фрагмент моей работы о Великой Отечественной войне, посвящённый Орловско-Курской битве.

Начало своего генерального наступления в 1943 году немцы вынуждены были несколько раз откладывать (с 15 мая на 25 июня, и наконец на 5 июля) из-за неготовности войск, в первую очередь танковых соединений. Танков для укомплектования танковых дивизий не хватало. Пополнение частей танками и самоходными орудиями происходило вплоть до самого последнего момента. Так 51-й и 52-й танковые батальоны (200 «Пантер»)* были переброшены к линии фронта лишь 3 июля.

В составе немецких войск насчитывалось 900.000 человек, 3.926 танков и самоходных орудий, 10.500 орудий и миномётов, 2.050 самолётов. В наступлении готовились принять участие 223 “тигра”, 198 “пантер”, 89 “фердинандов”, 66 “гризли”.

Им противостояли силы Центрального и Воронежского фронтов насчитывавшие 1336.000 человек, 3.491 танк и самоходное орудие (в том числе 806 лёгких (703 Т-70, 103 Т-60), 19.795 орудий и миномётов, 2.172 самолёта.

Ударная группировка немцев, (на фронте в 40 км.) нацеленная против войск Центрального фронта состояла из 5 корпусов 9-й полевой армии (41-го, 46-го, 47-го танковых, 20-го и 23-го армейских). В их составе было 15 дивизий – 6 танковых (2-я, 4-я, 9-я, 12-я, 18-я, 20-я), 8 пехотных (6-я, 7-я, 31-я, 78-я, 86-я, 216-я, 258-я, 383-я), 1 моторизованная (36-я). Кроме того, в её состав входили 656-й отдельный полк тяжёлых истребителей танков, 505-й (и предположительно 502-й) тяжёлый танковый батальон, 216-й тяжёлый, 177-й, 185-й, 189-й, 244-й, 245-й, 904-й, 909-й дивизионы штурмовых орудий, 202-й, 559-й, 616-й батальоны истребителей танков, 312-я рота радиоуправляемых танков. В её составе было 270000 солдат и офицеров, 1370 танков и самоходных орудий (905 танков (87 Pz.Kpfw.VI(H)E “Tiger”, 268 Pz.Kpfw.IV G/H, 70 Pz.Kpfw.IV D, 80 Pz.Kpfw.III L, 71 Pz.Kpfw.III N, 76 Pz.Kpfw.III J, 38 Pz.Bf.Wg.III, 124 Pz.Kpfw.38(t), 27 Pz.Kpfw.II F, 7 Pz.Kpfw.II J, 7 Pz.Kpfw.I F (VK.1801), 2 Pz.Kpfw.KV.Ia 753(r), 22 Pz.Kpfw.T-34 747(r), 4 Pz.Kpfw.T-70 743(r),15 Pz.Kpfw.735 38H (f), 2 Pz.Kpfw.739 35S (f), 5 Art.Beob.Pz. III (Sd.Kfz.143)), а также 466 cамоходных орудий (66 Sturmpanzer.IV“Brummbar”(Sd.Kfz.166), 207 StuG.40G, 51 StuH.42, 89 “Ferdinand” (Sd.Kfz.184), 16 Pz.SfL.I Fur 7,5 cm Pak.40/1 auf Sl.(f) “Marder”.I (Sd.Kfz.135), 55 Pz.SfL.I Fur 7,62 cm Pak.36 (r) auf Pz.38 (t) “Marder”.III (Sd.Kfz.139), 33 Pz.SfL.I Fur 7,5 cm Pak.40 auf Pz.38 (t) “Marder”.III (Sd.Kfz.138)), 3.500 орудий и миномётов. Воздушное прикрытие осуществлял 6-й воздушный флот. В резерве группы армий «Центр» находились 5-я танковая, 10-я моторизованная и 707-я пехотная дивизии и дивизион штурмовых орудий (131 танк и самоходное орудие (102 танка (76 Pz.Kpfw.IV H/G, 17 Pz.Kpfw.III L, 9 Pz.Bf.Wg.III), 29 штурмовых орудий (29 StuG.40G).

Кроме того, в составе 2-й танковой армии находились 561-й (25 Pz.SfL.I Fur 7,5 cm Pak.40 auf Pz.38 (t) “Marder”.III (Sd.Kfz.138)) и 655-й (45 8,8-cm Pak.43/I auf. GsWg.III/IV (Sd.Kfz.164) “Hornisse”) отдельные батальоны истребителей танков.

Позже сюда были дополнительно переброшены 8-я и 13-я танковые дивизии, 25-я моторизованная дивизия.

Центральный фронт (протяжённость участка 306 км.) насчитывал 5 общевойсковых армий (48-я, 13-я, 70-я, 65-я, 60-я), танковую армию (2-я), 2 танковых корпуса (9-й и 19-й), 16-ю воздушную армию. В их составе были 41 стрелковая дивизия, 4 танковых корпуса, 5 отдельных стрелковых бригад, 3 отдельные танковые бригады, 3 укрепрайона, 1 истребительную авиадивизию, 15 отдельных танковых батальонов, 6 самоходно-артиллерийских полков, всего 738.000 человек личного состава. Фронт на вооружении имел 1749 танков и самоходных орудий (99 КВ-1/КВ-1С, 967 Т-34, 359 Т-70, 67 Т-60, 151 Mk.II “Matilda”,Mk.III “Valentine”, M-3 “General Lee”, M.5 “General Stuart”, 96 самоходных орудий), 11.098 орудий и миномётов, 1.100 боевых самолётов. Главные силы фронта, в первую очередь артиллерия и танки были сосредоточены в 95-километровой полосе, где ожидалось вражеское наступление. Средняя плотность артиллерии составляла 36,3 ствола на километр фронта.

Ударная группировка армейской группы «Юг», нацеленная против войск Воронежского фронта состояла из 4-й танковой армии в составе 2-го танкового корпуса СС, 48-го танкового корпуса, 52-го армейского корпуса, оперативной группы «Кепф» в составе 3-го танкового корпуса, 11-го армейского корпуса «Раус», 42-го армейского корпуса. В резерве группы армий «Юг» находились 24-й танковый корпус и 16-я моторизованная дивизия. Всего 23 дивизии, в том числе 12 танковых (3-я, 6-я, 7-я, 11-я, 17-я, 19-я, 23-я, 1-я, 2-я, 3-я, 5-я СС, «Великая Германия»), 1 моторизованная (16-я), 10 пехотных (39-я, 57-я, 106-я, 161-я, 167-я, 168-я, 255-я, 282-я, 320-я, 332-я). Кроме того: штаб 10-й танковой бригады, 39-й танковый полк, 503-й отдельный тяжелый танковый батальон, 228-я, 393-я, 905-я бригады штурмовых орудий, 209-й, 243-й, 277-й, 911-й дивизионы штурмовых орудий, 560-й истребительно-противотанковый батальон. Воздушное прикрытие осуществлял 6-й воздушный флот. В её составе было 280.000 солдат и офицеров, 2.355 танков и самоходных орудий (в том числе 1.854 танка (136 Pz.Kpfw.VI(H)E “Tiger”, 198 Pz.Kpfw.VG “Panter”, 476 Pz.Kpfw.IV G/H, 148 Pz.Kpfw.IV D, 421 Pz.Kpfw.III L, 92 Pz.Kpfw.III N, 47 Pz.Kpfw.III J/E, 42 Pz.Kpfw.III M(flamm), 65 Pz.Bf.Wg.III, 103 Pz.Kpfw.38(t), 56 Pz.Kpfw.II F, 8 Pz.Kpfw.II L “Luchs”, 8 Pz.Kpfw.I B, 54 Pz.Kpfw.T-34 747(r)), 501 cамоходное орудие (219 StuG.40G, 17 StuH.42, 45 Pak.43/I auf. GsWg.III/IV (Sd.Kfz.164) “Hornisse”, 21 Pz.SfL.I Fur 7,62 cm Pak.36 (r) auf Pz.II “Marder”.II (Sd.Kfz.132), 58 Pz.SfL.I Fur 7,62 cm Pak.36 (r) auf Pz.38 (t) “Marder”.III (Sd.Kfz.139), 33 Pz.SfL.I Fur 7,5 cm Pak.40 auf Pz.38 (t) “Marder”.III (Sd.Kfz.138), 54 Sd.Kfz.124 “Vespe”, 38 Sd.Kfz.138/1 “Bison”, 16 Sd.Kfz.165 “Hummel”), 4.014 орудий и миномётов (821 тяжёлое (211-104,9-мм), 287 пехотных, 744 ПТО, 1674 миномёта, 340 реактивных установок, (из них 148 самоходных***).

В составе Воронежского фронта (244 км.) было 5 общевойсковых армий (38-я, 40-я, 69-я, 6-я гвардейская, 7-я гвардейская), 1-я танковая армия, 2 танковых корпуса (2-й, 5-й гвардейские), 35-й стрелковый корпус, 2-я воздушная армия. В их составе находились 35 стрелковых дивизий, 4 танковых, 1 механизированный корпус 6 отдельных танковых бригад, всего 535.000 человек личного состава. На вооружении было 1.742 танка и самоходных орудия (10 КВ-2, 24 КВ-1, 48 Мk.IV “Cherchill”, 1.052 T-34, 18 Mk.II “Matilda”, 31 Mk.III “Valentine”, 133 M.3 “General Lee”, 344 T-70, 36 T-60, 10 Cу-152, 36 Су-122), 8.697 орудий и миномётов (108-152,4-мм Д-1, 72-122-мм А-19, 344 - 122-мм М-30, 3.588 ПТО (36-85-мм КС-12, 1.820-76,2-мм ЗиС-3, 20-57-мм ЗиС-2, 1.712-45-мм М-42), 5.910 (120-82-мм) миномётов, 267 реактивных установок), 1.100 боевых самолётов. Угрожаемая полоса, по сравнению с Центральным фронтом, была больше – 164 км. В результате плотность войск и техники была меньше.

В тылу Центрального и Воронежского фронтов занимал оборону Степной фронт, имевший в своём составе 5 общевойсковых армий, 1 танковую армию и 1 воздушную армию. Всего 580.000 человек личного состава, 1.500 танков и самоходных орудий, 7.400 орудий и миномётов, 470 самолётов. Степной фронт исключал возможность прорыва противника в глубину нашей территории в случае неудачи войск Центрального и Воронежского фронтов, был для них могучим резервом (что и получилось в ходе боёв на Южном фасе Курской дуги), и предназначался для наступления на Белгород и Харьков, после отражения вражеского удара, что так же произошло, когда вражеское наступление было отражено.

Основу обороны советских войск на Курском выступе составляли противотанковые оборонительные районы, в которых концентрировалась противотанковая артиллерия. Очень широко применялись минные поля, входившие в единую систему обороны. Для борьбы с вражеской авиацией, помимо многочисленных истребителей было развёрнуто 1.026 зенитных орудий войсковой ПВО и 760 зениток от войск ПВО. Такая плотность зенитной артиллерии позволила в значительной степени нейтрализовать вражескую авиацию и надёжно прикрыть войска с воздуха.

5 июля 1943 г. немцы начали своё последнее стратегическое наступление в войне – операцию “Цитадель”. Из районов Орла и Белгорода ударные группировки немецких групп армий “Центр” и ”Юг” начали наступление на Курск.

Советское командование правильно предугадало направление главного удара немцев летом 1943 г. и три месяца готовилось к отражению немецкого наступления именно в районе Курского выступа. Советское командование смогло установить точное время начала немецкого наступления и за два часа до него артиллерия Центрального и Воронежского фронтов нанесла по немецким частям, изготовившимся для атаки 40- минутную контрартподготовку, в результате которой они понесли большие потери, ещё не вступив в бой. В войсках 13-й армии, 6-й и 7-й гвардейских армий Центрального и Воронежского фронтов в ней участвовало 2.460 орудий и миномётов. Одновременно 132 штурмовика и 285 истребителей 2-й и 17-й воздушных армий нанесли удар по восьми вражеским аэродромам и уничтожили на них 60 самолётов противника. Но, несмотря на утрату внезапности, немцы вынуждены были начать наступление на северном и южном фасах Курской дуги.

На северном фасе, на Орловско-Курском направлении немецкое командование ввело в бой: 2-ю, 9-ю, 12-ю, 18-ю, 20-ю танковые дивизии, 36-ю мотодивизию, 6-ю, 7-ю, 78-ю, 86-ю, 216-ю, 258-ю и 383-ю пехотные дивизии.

В 5 часов 30 минут, после артиллерийской подготовки и ударов авиации немецко-фашистские войска атаковали на 40-километровом фронте всю полосу обороны 13-й армии генерала Н.П. Пухова, и примыкавшие к ней фланги 48-й и 70-й армий генералов П.Л. Романенко и И.В. Галанина. 9-я полевая армия группы армий “Центр” наносила главный удар на Ольховатку, вспомогательные на Малоархангельск и Гнилец. Уже в первый день неприятель ввёл в сражение 9 дивизий, в том числе 2 танковые, а также 7 дивизионов штурмовых орудий и отдельный батальон тяжёлых танков.

На ольховатском направлении действовало более 500 танков и штурмовых орудий. Основные силы враг обрушил на 13-ю армию. По всему фронту сражения разгорелись ожесточённые бои. Танковые соединения противника столкнулись с мощной обороной. Наши части опирались на противотанковые районы обороны. На наиболее танкоопасных направлениях в боевых порядках пехоты занимали приданные стрелковым соединениям отдельные танковые бригады, танковые и самоходно-артиллерийские полки цементируя оборону.

Четыре ожесточённые атаки отбили советские части в первый день наступления. Лишь в результате пятой атаки враг сумел ворваться на передний край обороны 13-й армии и потеснить её части на узком участке фронта на 6-8 км.

Такие же напряжённые бои шли в воздухе. В полосе Центрального фронта 5 июля люфтваффе произвели 2.300 самолёто-вылетов. Были моменты, когда над полем боя одновременно находилось до 300 бомбардировщиков и 100 истребителей противника.

Воздушные бои шли непрерывно, перерастая в воздушные сражения, в которых участвовали сотни самолётов. За 5 июля лётчики 16-й воздушной армии генерала С.И. Руденко произвели 1.232 самолёто-вылета, провели 76 воздушных боёв и сбили 106 вражеских самолётов. Но периодически немецкая авиация прорывалась через заслоны наших истребителей и наносила бомбоштурмовые удары по нашим войскам. Однако и противнику не удавалось прикрыть свои войска от ударов нашей авиации. Немцы понесли от ударов наших самолётов большой урон.

Первый день сражения закончился для немцев неудачно. Командование Вермахта вынуждено было торопить командующего группой армий «Центр» Клюге с вводом в бой вторых эшелонов и резервов.

Командование Центрального фронта усилило 13-ю армию 1-й и 13-й истребительно-противотанковыми бригадами и 21-й миномётной бригадой. Командующий Центральным фронтом, определив направление главного удара приказал утром 6 июля нанести контрудар по главной группировке противника силами 17-го гвардейского стрелкового корпуса 13-й армии, 16-го танкового корпуса 2-й танковой армии и 19-го танкового корпуса из резерва фронта.

С утра 6 июля по всему фронту, на Ольховатском, Малоархангельском и Гнильцовском направлениях шли упорные бои. Враг бросил в наступление сотни танков и штурмовых орудий. В этих условиях наладить необходимого взаимодействия между родами войск организовать не удалось. Контрудар не достиг целей, поставленных нашим командованием. Но противник был потеснён на 1,5 – 2 км. Его силы были скованы. Командование фронта выиграло время для сосредоточения новых сил на угрожаемом направлении.

Немецкая авиация 6 июля совершила 1.162 самолёто-вылета в полосе Центрального фронта. Лётчики 16-й воздушной армии совершили 1.326 боевых самолёто-вылетов, провели 92 воздушных боя и сбили 113 самолётов, потеряв при этом 91 машину.

За два дня боёв противник продвинулся в глубь обороны всего на 6-10 км, понеся значительные потери – более 25 тыс. человек и значительное количество техники. Командование 9-й армии было вынуждено отказаться от продолжения наступления на широком фронте прекратив атаки на Малоархангельск и Гнилец.

7 июля генерал Модель перенёс главный удар на Поныри – в полосе обороны 3-го танкового корпуса, продолжая наступление западнее железной дороги на Ольховатку – в полосе обороны 16-го танкового корпуса и на Тёплое – в стыке 16-го и 19-го танковых корпусов. Пополнив резервными танками, потрёпанные дивизии 41-го танкового корпуса и дополнительно введя в бой свежую 9-ю танковую дивизию, гитлеровцы стремились прорвать оборону 13-й и 2-й танковых армий. Развернулись ожесточённые бои за вторую полосу обороны. В районе Понырей после сильной артиллерийской подготовки и при поддержке 150 самолетов противник двумя пехотными дивизиями и частью сил 18-й танковой дивизии нанес удар по обороне 307-й стрелковой дивизии. Сюда он бросил до 150 танков. Натиск врага отражали воины 307-й стрелковой дивизии генерала М.А. Еншина, 129-й отдельной танковой бригады, 27-го отдельного гвардейского танкового полка. Их поддерживали массированным огнём части 3-го танкового корпуса. Вражеские танки совместно с пехотой при поддержке сильного огня артиллерии и массированных ударов авиации восемь раз атаковали, но каждый раз их атака отбивалась.

Командование фронта усилило сражавшиеся здесь части противотанковой и реактивной артиллерией и подвижными отрядами заграждений. Особо в этих боях отличились минёры 1-й гвардейской бригады специального назначения. Под жесточайшим огнём противника они выползали из траншей на нейтральную полосу, навстречу приближающимся танкам и самоходкам противника устанавливали мины в наброс, прямо на пути их движения (ИВМВ, Т/7, с.145-148).

Под Понырями противник впервые массово ввёл в бой «Фердинанды» 653-го танкоистребительного батальона из состава 656-го отдельного полка тяжёлых истребителей танков. В атаке участвовали 3-й австрийский танковый полк 2-й танковой дивизии, 44 Sd.Kfz.184 “Ferdinand”, а также 505-й отдельный тяжелотанковый батальон (40 Pz.VI “Tiger”), 216-й дивизион штурмовых орудий (45 Sd.Kfz.166 “Brummbar”), дивизион штурмовых орудий (20 Stug.40G, StuH.42), и не менее 22 средних танков (17 Pz.III, 3 Pz.IVN, 2 Pz.BfWg.III). Новые, хорошо бронированные машины противника, прорвались через заградительный огонь артиллерии на советские позиции, но нашим солдатам удалось отсечь от танков и самоходок противника его пехоту и здесь оказалось, что «Фердинанды» беспомощны перед неприятельской пехотой. На этих истребителях танков не было ни курсовых, ни спаренных пулемётов. Наши бойцы почти безнаказанно приближались к машинам врага. Бросали им под гусеницы мины, забрасывали их бутылками с горючим. Доходило до того, что некоторые экипажи в отчаянье стреляли по нашей пехоте из ручных пулемётов через канал ствола орудия. Он при этом выходил из строя. Всё время боя «Фердинанды» беспощадно бомбила наша авиация, обстреливали танки, противотанковые орудия и ПТР. Под столь мощным огнём эти монстры продемонстрировали высокую живучесть и нанесли немалые потери нашим частям в технике, но, прорвать нашу оборону они не смогли. Однако, сколь хорошо не были бронированы «Фердинанды» они постепенно уничтожались и выходили из строя один за другим. В результате, потеряв из 44 машин 21, немецкие самоходчики отступили. Из 21 истребителей танков 17 были уничтожены, а 4 захвачены малоповреждёнными. Потеряв гусеницу или застряв, машина врага становилась беспомощной. Её экипаж под сильным огнём не мог устранить повреждения и покидал машину. Кроме того в этом бою под Понырями были уничтожены по меньшей мере ещё 13 вражеских танков и штурмовых орудий ( 3 “Brummbar”, 3 Pz.IV N, 5 Pz.III L, 2 Pz.BfWg.III ), не считая «Тигров», StuG.40G и StuH.42.

Всего на северном фасе Курской дуги было уничтожено 37 и захвачено 5 «Фердинандов».

Героическими действиями войск 13-й и 2-й танковой армий ударные группировки врага на всех направлениях были остановлены. К вечеру 7 июля немцы продвинулись всего лишь на 2-3 км.

Но гитлеровцы были ещё сильны и способны нанести новые удары. 8 июля враг ввёл в сражение свежие силы и попытался прорвать оборону советских войск на ольховатском направлении. Утром северо-западнее Ольховатки до 300 немецких танков и пехота атаковали позиции 3-й истребительно-противотанковой бригады, которой командовал полковник В.Н. Рукосуев. В жесточайшем бою артиллеристы 3-й бригады уничтожили несколько десятков танков противника и выстояли. Враг был вынужден прекратить наступление. Активность немецкой авиации значительно снизилась. 9 июля немцы совершили всего 350 боевых самолёто-вылетов.

К 9 июля командование группы армий «Центр» ввело в сражение почти всю ударную группировку 9-й армии – семь пехотных и пять танковых дивизий. У командующего 9-й армии в резерве осталась только 10-я моторизованная дивизия. В резерве группы армий находились 12-я танковая и 36-я моторизованная дивизии.

Героическое сопротивление войск Центрального фронта подорвало наступательные возможности немцев. Они были вынуждены перегруппироваться для организации удара на Фатеж – в стык 13-й и 70-й армий. Становилось очевидным, что вермахт терял инициативу.

Наступление возобновилось 10 июля. Для наращивания ударов Гитлер приказал передать группе армий «Центр» почти треть авиации группы армий «Юг». Однако, не смотря на мощную артиллерийскую и авиационную поддержку, 9-я полевая армия ни 10 ни 11 июля не смогла продвинуться в глубь обороны советских войск. Потери советских войск также были значительны. Так 2-я таковая армия в боях с 5 по 15 июля потеряла 134 танка (85 Т-34, 49 Т-70), ещё 138 танков были повреждены (93 Т-34, 45 Т-70).

9-я полевая армия за семь суток наступления смогла продвинуться в глубь советской обороны лишь на 10-12 км. К 12 июля наступление захлебнулось. В этот день перешли в наступление войска Брянского и западного крыла центрального фронтов, создавая угрозу окружения 9-й армии немцев. Советские войска начали операцию «Кутузов». После этого немцы перешли к обороне, а потом начали отступление, сначала с занятой территории, а потом общее, к Орлу.

К 15 июля Севернее Орла Брянского войска прорвали сильно укреплённую оборонительную полосу противника на фронте в 40 километров и за три дня напряжённых боёв продвинулись вперёд на 45 километров. Разгромлены многочисленные узлы сопротивления и опорные пункты. Освобождено более 50 населённых пунктов, в том числе райцентр Ульяново.

Восточнее Орла части Центрального фронта, прорвав сильно укреплённую оборону противника на фронте в 30 километров, с упорными боями продвинулись вперёд на 25-30 километров. На этом направлении были освобождены 60 населённых пунктов.

В ходе наступления наших войск разбиты 56-я, 262-я, 293-я пехотные дивизии, 5-я и 18-я танковые дивизии. Нанесено сильное поражение 112-й, 208-й, 211-й пехотным дивизиям, 25-й и 36-й мотодивизиям.

За три дня боёв взято в плен 2.000 солдат и офицеров.

За это же время нашими войсками по неполным данным захвачено 40 танков, 210 орудий, 187 миномётов, 99 пулемётов, 26 складов.

Уничтожено 294 самолёта, 109 танков, 47 орудий. Противник потерял только убитыми 12.000 солдат и офицеров.

(Сообщения Совинформбюро, Т/5, с. 26-27)

Сводка Совинформбюро за 22 июля 1943 г. гласила:

В течение 22 июля наши войска на Орловском направлении, встречая упорное сопротивление и контратаки противника, продолжали наступление и, продвинувшись вперёд на 6-8 километров, освободили город Болхов и ещё ряд населённых пунктов. С освобождением Болхова наши войска закончили ликвидацию укрепрайона противника севернее Орла. Путь к Орлу с севера был открыт.

За десять дней наступления на Орловском направлении нашими войсками взяты следующие трофеи: 372 танков, 720 орудий, 800 миномётов, 1.400 пулемётов, 128 складов.

Взято в плен более 6.000 немецких солдат и офицеров.

За то же время подбито и уничтожено 776 танков, уничтожено 900 самолётов, 882 орудия. За десять дней боёв противник потерял убитыми свыше 50.000 солдат и офицеров.

(Сообщения Совинформбюро, Т/5, с. 37)

Контрнаступление севернее Орла успешно продолжалось. Советские войска громили вражеские дивизии одну за другой. Противник нёс тяжёлые потери. Так командование Западного фронта в боевом донесении № 259 от 29 июля 1943 г. докладывало. В ходе боёв с 11 по 28 июля войска фронта разгромили 20-ю танковую, 293-ю пехотную дивизию, 637-й пехотный полк 350-й дивизии, 350-й охранный батальон. Нанесли поражение 5-й, 9-й, 18-й танковым дивизиям, 25-й мотодивизии, 134-й, 183-й пехотным дивизиям, 50-му отдельному полку.

За этот период противник потерял 54.000 убитыми и ранеными солдат и офицеров. Взято в плен 2.167 солдат и офицеров. Уничтожено 607 танков, 5 самоходных орудий, 70 бронемашин, 426 орудий, 267 миномётов, 22 тягача, 700 автомобилей, 217 мотоциклов, 1.288 пулемётов, 30 складов. Захвачено 95 танков, 249 орудий, 250 миномётов, 1.019 автоматов, 3.125 винтовок (zhurnal.lib.ru/.. ./panzer_vermaxt_03.shtml)

Советские войска, действующие на Орловско-Курском направлении, уже к 17 июля полностью восстановили положение, занимаемое ими до начала немецкого наступления, т.е. до 5 июля 1943 г.

Всё более и более осложнявшаяся на северном фасе Курской дуги обстановка, мощный натиск Красной Армии и общий кризис на восточном фронте, вынудили немцев отступать. 26 июля на совещании в ставке Гитлера было решено оставить орловский плацдарм, в возможно сжатые сроки, и отвести войска группы армий «Центр» на позицию «Хаген», планомерно отступая от рубежа к рубежу на глубину до 100 км.

Отступая, немцы опустошали оставляемые территории, угоняли людей, уничтожали урожай, срочно вывозили склады и награбленное имущество. Но спокойно уйти им не дали. По приказу Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина авиация Брянского и Центрального фронтов наносила по железным дорогам по отступающим колоннам противника беспрерывные бомбо-штурмовые удары. В течении пяти дней 15-я и 16-я воздушные армии совершили 9.800 самолёто-вылетов по коммуникациям противника. Дороги, по которым отступали с орловщины немцы, были усеяны трупами вражеских солдат и офицеров, разбитыми автомобилями, танками и другой боевой техникой.

На земле по отступавшим гитлеровцам наносили удары орловские партизаны. Только с 22 июля по 1 августа они подорвали 7.500 рельсов. Действия партизан, координируемые советским командованием и центральным штабом партизанского движения, дезорганизовали перевозки противника в самый разгар Орловско-Курской битвы. В районе группы армий «Центр» 3 августа произошло 75 больших аварий (1.800 подрывов). Движение поездов с 4 августа прекратилось на 48 часов.

На Орловском направлении в ночь на 4 августа передовые части 3-й и 63-й армий подошли к Орлу. Первыми ворвались в город воины 5-й стрелковой дивизии полковника П.Т. Михалицина, 129-й стрелковой дивизии полковника И.В. Панчука, 380-й стрелковой дивизии полковника А.Ф. Кустова и танкисты 17-й гвардейской танковой бригады полковника Б.В. Шульгина. В разгоревшихся уличных боях жители Орла помогали нашим войскам, сообщая важную информацию о противнике, помогали организовать переправу через Оку. Сломив сопротивление в восточной части города, советские войска вышли к Оке и на плечах отходящего врага, и форсировали её. На рассвете 5 августа 1943 г. наши войска после ожесточённых уличных боёв освободили город и железнодорожный узел Орёл. Наиболее отличившимся при освобождении города 5-й, 129-й, 380-й стрелковым дивизиям и 17-й гвардейской танковой бригаде было присвоено почётное наименование Орловских (ИВМВ, Т/7, с. 166-168).

К 15 августа войска Брянского фронта после упорных боёв освободили Карачев. Бои на северном фасе Курской дуги завершились.

Наступавшая на Орёл с 26 июля 4-я танковая армия во взаимодействии с 11-й гвардейской армией, 3-й и 63-й армиями Брянского фронта разгромила в боях 20-ю танковую, 10-ю и 25-ю моторизованные и 253-ю пехотную дивизии. Нанесла большие потери 9-й и 18-й танковым дивизиям, 208-й пехотной дивизии. В ходе боёв с 26 июля по 21 августа 1943 г. уничтожено 23767 и взято в плен 486 солдат и офицеров противника. Уничтожено 310 танков и штурмовых орудий, 55 бронеавтомобилей и бронетранспортёров, 530 орудий и 367 миномётов, 624 пулемёта. Сбит 51 самолёт противника.

(ЦАМО, ф. 324, оп. 4756, д.12, л.11)

За время боёв наших войск на Орловском направлении с 24 июля по 6 августа и на Белгородском направлении с 4 по 6 августа наши войска уничтожили: 50.000 солдат и офицеров противника, 1100 самолётов, 1.705 танков, 584 орудия, 6.000 автомобилей.

(Сообщения Совинформбюро, Т/5, с. 62)

Удар по южному фасу оказался значительно мощнее. На Белгородском направлении наступали 3-я, 6-я, 7-я, 11-я и 19-я танковые дивизии, а также танковые дивизии СС: «Адольф Гитлер», «Великая Германия», «Райх», «Мёртвая голова», «Викинг»*, 106-я, 167-я, 168-я, 255-я, 320-я, 162-я и 332-я пехотные дивизии.

В полосе Воронежского фронта ещё 4 июля, во второй половине дня, передовые отряды 4-й немецкой танковой армии после 10-минутного огневого налёта артиллерии и ударов авиации перешли в наступление и завязли бои с боевым охранением 6-й гвардейской армии. Стало очевидным, что ночью или на рассвете 5 июля начнётся генеральное наступление. Поэтому командующий фронтом принял решение о проведении в полосе 6-й и 7-й гвардейских армий артиллерийской контрподготовки с привлечением орудий и миномётов 40-й армии. Как и на северном фасе, контрподготовка нанесла врагу значительный урон.

5 июля в 6 часов после артиллерийской подготовки и массированных налётов авиации гитлеровские войска перешли в наступление. Главный удар наносился в направлении Обояни, по 6-й гвардейской армии генерала И.М. Чистякова 5 танковыми, 1 моторизованной, 2 пехотными дивизиями, 2 отдельными батальонами и дивизионом штурмовых орудий. Второй удар в направлении Корочи – против 7-й гвардейской армии генерала М.С. Шумилова предприняли 3 танковые и 3 пехотные дивизии. Таким образом, командование группы армий «Юг» уже в первый день наступления ввело в сражение 8 танковых, 1 моторизованную и 5 пехотных дивизий.

В первый день немцы ввели в сражение до 700 танков, поддерживаемых большим количеством артиллерии и авиации. Особенно ожесточенный характер приняли бои в районах Черкасское и Быковки. Чтобы сломить сопротивление частей 22-го гвардейского стрелкового корпуса, враг несколько раз бросал в атаку большое количество танков. Стальной армадой он рассчитывал с ходу протаранить оборону советских войск. Однако сражение стало развертываться не так, как планировали немцы. Красная Армия оказала исключительно упорное сопротивление, противник нес огромные потери, прорывая мощную оборону. Только 245-й танковый полк уничтожил 42 танка. Героически сражались в тот день бойцы и командиры 214-го гвардейского полка 73-й гвардейской стрелковой дивизии. Они отразили наступление 120 танков противника, в том числе 35 «тигров», действовавших совместно с пехотой. В двенадцатичасовом бою гвардейцы уничтожили 35 вражеских танков и до 1000 гитлеровцев. Особенно отличились в бою воины 3-го батальона 214-го полка. Из 450 солдат и офицеров 300 были убиты и ранены, в строю осталось только 150 человек, но вражеские танки не прошли. За этот бой весь личный состав батальона был награждён орденами и медалями, а капитаны А.А. Бельгин, И.В. Ильясов и сержант С.П. Зорин удостоены звания Героя Советского Союза. (ИВМВ, Т/7, с.150)

В районе Быковки в атаках принимали участие одновременно от 100 до 300 танков и штурмовых орудий. Удары врага стойко отражали части 52-й гвардейской и 375-й стрелковых дивизий, а также 230-й танковый полк и 96-я танковая бригада. Огнем с места и контратаками они наносили противнику большой урон в живой силе и боевой технике. Только 96-я танковая бригада уничтожила 17 танков, 9 орудий, до двух батальонов пехоты и 6 автомашин.

Ценой огромных потерь немецким войскам удалось на отдельных участках прорвать главную полосу обороны 6-й гвардейской армии. Чтобы окончательно измотать главную танковую группировку противника и приостановить ее наступление в пределах тактической зоны, командующий Воронежским фронтом генерал Н.Ф. Ватутин отдал распоряжение командующему 1-й танковой армией выдвинуть два корпуса на второй оборонительный рубеж 6-й гвардейской армии и прочно закрепиться на рубеже Меловое, Яковлево. В районы Тетеревино и Гостищево выдвигались 5-й и 2-й гвардейские танковые корпуса в готовности с рассветом 6 июля нанести контрудар в направлении Белгорода.

1-я танковая армия — командующий генерал М.Е. Катуков, член Военного совета генерал Н.К.Попель, начальник штаба генерал М.А. Шалин — совершила ночной марш и утром 6 июля перешла к обороне на указанном рубеже. В первом эшелоне оборонялись 6-й танковый и 3-й механизированный корпуса. 31-й танковый корпус находился во втором эшелоне армии. Утром 6 июля противник возобновил наступление, нанося два удара: один из района Черкасское на северо-восток в направлении Луханино; второй из района Быковки вдоль шоссе на Обоянь. До 160 вражеских танков четырьмя колоннами вышли на участок Чапаев, Шепелевка и пытались с ходу прорваться через оборону советских войск. Но здесь они встретили мощный огонь стрелковых частей, 6-го танкового корпуса генерала Л.Л. Гетмана, а также отдельных танковых и артиллерийских соединений и частей. Противник группами по 40-50 танков четыре раза повторял атаки, но все они были отбиты. Вдоль Обоянского шоссе наступало до 400 танков. Здесь врага встретили воины 3-го механизированного корпуса, которым командовал генерал С.М.Кривошеин. В течение дня корпус отразил 8 атак.

Самые ожесточенные бои развернулись в районе Яковлево. Первым на подступах к Яковлево принял удар немецких танков 2-й батальон 1-й гвардейской танковой бригады, которым командовал коммунист майор С.И. Вовченко. Подразделения батальона смело вступили в единоборство с 70 немецкими танками и открыли по ним мощный огонь. Враг отошел и решил обойти позиции танкистов с фланга. Но на его пути оказался танковый взвод лейтенанта В.С. Шаландина. Гвардейцы подпустили вражеские танки на 1000 метров, а затем открыли сильный огонь. Десять часов взвод под беспрерывной бомбежкой с воздуха и артиллерийским огнем противника вел длительный, ожесточенный бой. Только экипаж Шаландина уничтожил 2 “Тигра”, 1 средний танк, 3 противотанковых орудия и до 40 немецких пехотинцев. От вражеского снаряда машина Шаландина загорелась, но героический экипаж не покинул ее. Бой продолжался, обходный маневр противника был сорван. За высокое боевое мастерство, отвагу и мужество лейтенанту В.С. Шаландину посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Умело вел бой в составе этого батальона и взвод лейтенанта Г.И. Бессарабова, экипажи которого искусно выбирали позиции и вели огонь главным образом по бортам танков противника. Такой прием позволил только экипажу Бессарабова уничтожить трех “Тигров”. Три танка, в том числе 1 танк “Тигр”, уничтожил комбат майор Вовченко.

Не сумев прорваться через боевые порядки 6-го танкового и 3-го механизированного корпусов, немецкое командование перегруппировало силы и нанесло удар по 5-му гвардейскому танковому корпусу генерала А.Г. Кравченко, который в это время совместно со 2-м гвардейским танковым корпусом наносил контрудар по правому флангу танковой группировки врага, рвавшейся на Обоянь. Основные силы 5-го гвардейского танкового корпуса были сосредоточены на его правом фланге, в районе Лучки. Противник, встретив в этом районе сильное огневое сопротивление, начал обходить его соединения с востока и запада. В полуокружении гвардейцы-танкисты продолжали вести ожесточенные бои с танками и мотопехотой противника, перемалывая его живую силу и боевую технику. К утру 7 июля 5-й гвардейский танковый корпус под натиском превосходящих сил был вынужден отойти на новый оборонительный рубеж Беленихино, Тетеревино. Немецкие войска, захватив Лучки, продвигались к Ясной Поляне. 2-й гвардейский танковый корпус, которым командовал полковник А.С. Бурдейный, сумел частью сил форсировать Липовый Донец севернее Шопино, но сломить сопротивление врага не смог. По приказу командующего фронтом его соединения отошли на прежний рубеж обороны. 31-й танковый корпус, усиленный истребительно-противотанковой бригадой, выдвинулся на рубеж Лучки (северные), Ясная Поляна и обеспечил стык танковой армии с 5-м гвардейским танковым корпусом.

К исходу второго дня сражения противник на главном направлении вклинился в нашу оборону на 10-18 км, но свободы маневра нигде не добился. Однако положение было острым. Немцы могли овладеть селом Грёзное и восточной окраиной село Малые Маячки. Но главное противник на узком участке вышел к тыловой армейской полосе обороны, которая по левому берегу реки Псёл. (Танкомастер №5/99, В. Замулин)

7 и 8 июля немецкие войска предпринимали отчаянные попытки расширить прорыв в стороны флангов и углубить в направлении Прохоровки. Ценою больших потерь противник узким клином подошел на участке Ясная Поляна, Грезное к третьему оборонительному рубежу и потеснил 3-й механизированный и 31-й танковый корпуса на запад до 6 км, но попытки расширить клин в северо-восточном направлении были сорваны. Танковые дивизии противника наткнулись на хорошо оборудованную оборонительную полосу 69-й армии, которая составляла второй эшелон фронта. В этой обстановке 2-й и 5-й гвардейские танковые корпуса нанесли контрудар по правому флангу танкового клина противника, в общем направлении на Яковлево и, хотя разгромить противника не смогли, сорвали намерения гитлеровцев прорваться на Прохоровку.

Германское командование продолжало наращивать усилия, на Обояньском направлении. В течение ночи на 9 июля понёсшие большие потери дивизии ударной группировки были пополнены маршевыми командами. Были подвезены боеприпасы, восстановлено управление, частично утраченное в изнурительных и кровопролитных боях, к вечеру 8 июля. (ИВМВ, Т/7, с.152)

Генерал-фельдмаршал Э. Манштейн решил, не прекращая наступления на Обоянь, сместить острие удара на прохоровское направление и попытаться выйти к нему через реку Псёл. Так как здесь было достигнуто наиболее глубокое вклинение в нашу оборону на участке хутор Ильинский – совхоз «Комсомолец» шириной 12-13 км. Дивизии 2-го танкового корпуса СС вышли к тыловой армейской полосе обороны Воронежского фронта. Однако им не удалось создать сплошной участок прорыва. Вместо этого каждая из них, пробив собственную брешь, пыталась выйти на север в обход обороны 6-й гвардейской и 1-й танковой армий, понеся серьёзные потери от флангового огня нашей артиллерии.

Утром 9 июля после массированных ударов авиации крупные силы пехоты и танков атаковали левый фланг 6-го танкового корпуса, пытались захватить Сырцево и Верхопенье. До 60 танков неоднократно врывались в Верхопенье, но огнем и контратаками советских танковых бригад они отбрасывались назад. Не добившись успеха на этом участке, противник двумя танковыми группами до 200 танков устремился на Кочетовку и Калиновку и прорвал боевые порядки 3-го механизированного и 31-го танкового корпусов.

К вечеру 9 июля 4-я танковая армия уплотнила боевые порядки 2 - го танкового корпуса СС, сократив его полосу наступления вдвое. Из района Шопино-Вислое на прохоровское направление стягивается 3-я дивизия «Мёртвая Голова», а 2-я дивизия «Дас Рейх» сдаёт свой участок до села Лучки включительно и концентрируется в районе Тетеревино –Калининская-Калинин-Ясная Поляна. Таким образом, к концу дня на этом направлении был сосредоточен 2-й танковый корпус СС в полном составе.

Проводилась подготовка и в районе Мелехово для нанесения удара на Прохоровку с юга через Ржавец-Выволзовку. Здесь за 6-й 19-й танковыми дивизиями была сосредоточена 7-я танковая дивизия опергруппы «Кемпф».

Вечером 9 июля командующий 4-й танковой армией генерал-полковник Г. Гот подписал приказ № 5, в котором была определена задача армии на 10 июля. Для 2-го ТК СС в нём ставилась следующая: «2-й ТК разбивает врага юго-западнее Прохоровки и оттесняет его на восток, отвоёвывает высоты по обеим сторонам Псла северо-восточнее Прохоровки».

Именно 10 июля стал днём начала Прохоровского сражения, а не 12 июля, как принято считать ранее.

За пять дней ожесточенных боев враг сумел вклиниться в оборону советских войск на глубину около 35 км. В связи с напряженной обстановкой, создавшейся на белгородско-курском направлении, Воронежский фронт был усилен двумя танковыми корпусами. Один из них (10-й) занял оборону юго-западнее Прохоровки, а другой (2-й) выдвигался в район Беленихино. В ночь на 9 июля 10-й танковый корпус был переброшен на обоянское направление в полосу действий 1-й танковой армии. Для обеспечения правого фланга танковой армии из-под Беленихино в район Меловое был рокирован 5-й гвардейский танковый корпус. В районе Прохоровки к исходу дня сосредоточилась 5-я гвардейская танковая армия, а на армейском рубеже обороны, на участке Обоянь, Прохоровка, развернулась 5-я гвардейская армия.

Эти соединения были переданы Ставкой Воронежскому Фронту из состава Степного фронта ещё 7 июля по просьбе Ватутина и Василевского. В течение нескольких дней они совершили 250 - 300 километровый марш и с утра 11 июля начали выходить в заданные районы. При этом из-за нехватки автотранспорта большая часть стрелковых и воздушно-десантных соединений совершала марш в пешем порядке. Боле того, едва заняв свои рубежи, и начав окапываться 9-я гвардейская воздушно-десантная и 95-я гвардейская стрелковая дивизии 5-й гвардейской армии попали под удар танков и мотопехоты 2-го танкового корпуса СС, прорвавших оборону обескровленных частей 183-й стрелковой дивизии на участке Весёлый, Васильевка, Сторожевое.

После неудачных попыток прорваться к Курску вдоль шоссе на Обоянь немцы решили сделать это восточнее, через Прохоровку. Войска, наступавшие на корочанском направлении, также получили задачу нанести удар на Прохоровку. Можно сделать вывод, что замысел генерал-полковника Г. Гота 12 июля был следующим: после прорыва обороны и выхода дивизий «Мёртвая голова» и «Адольф Гитлер» на линию Карташёвка-Береговое-Прохоровка-Сторожевое они разворачиваются и наносят удар на север в направлении г. Обояни, прикрыв фланги. Одновременно дивизия «Райх» овладевает селом Правороть и наносит удар навстречу наступающему из района села Ржавец 3-му ТК оперативной группы «Кемф». Задача была поставлена не только прорваться к Обояни через Прохоровку, но и встречными ударами 2-го ТК СС и 3-го ТК окружить войска Воронежского фронта в районе Прохоровка-Правороть-Шахово. В результате должна была образоваться брешь в нашей обороне, в которую мог быть введён резервный 24-й ТК вермахта, в это время сосредотачивавшийся под Белгородом.

К осуществлению плана немцы приступили в ночь на 12 июля. В 2.00 до 70 танков прорвались в полосе 69-й армии и захватили сёла Ржавец, Рындинку и Выползовку (28 км юго-восточнее Прохоровки). Возникла угроза выхода противника в тыл 5-й гвардейской танковой армии. Генерал-лейтенант П.А. Ротмистров в 6.00 отдал приказ выдвинуть в район прорыва 11-ю и 12-ю гвардейские мехбригады 5-го гвардейского Зимовниковского мехкорпуса. Из под Обояни выдвигался передовой отряд генерала К.Г. Труфанова в составе 53-го гвардейского отдельного танкового полка, мотоциклетного батальона и нескольких артчастей. В район села Шахово была направлена 26-я гвардейская танковая бригада 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса, с задачей не допустить дальнейшей переправы немцев через реку Липовый Донец и продвижения в глубь наших тылов.

Советское командование, вовремя определив, что в наступлении противника назревает кризис, решило разгромить вклинившиеся в нашу оборону группировки противника на обоянском направлении, утром 12 июля нанести мощный контрудар из района Прохоровки 5-й гвардейской и 5-й гвардейской танковой армиями, а с рубежа Меловое, Орловка — 6-й гвардейской и 1-й танковой армиями в общем направлении на Яковлево. В контрударе должны были участвовать также часть сил 40, 69 и 7-й гвардейской армий. Обеспечение действий советских войск с воздуха возлагалось на основные силы 2-й и 17-й воздушных армий.

Решающая роль в контрударе отводилась 5-й гвардейской танковой армии — командующий генерал П.А. Ротмистров, член Военного совета генерал П.Г. Гришин, начальник штаба генерал В.Н. Баскаков, — в состав которой входили 18-й и 29-й танковые и 5-й гвардейский механизированный корпуса, а также приданные 2-й и 2-й гвардейский танковые корпуса. Армия должна была нанести удар в направлении Прохоровка, Яковлево.

В 8 часов 12 июля после авиационной и артиллерийской подготовки соединения первого эшелона 5-й гвардейской танковой армии перешли в наступление: на правом фланге наступал 18-й, в центре — 29-й и на левом фланге — 2-й гвардейский танковые корпуса. Всего 539 танков и самоходных орудий. В составе армии было 170 лёгких танков Т-70. Изначально она нацеливалась на Харьков, но развитие событий заставило ввести её в бой в ходе отражения немецкого наступления. Острие главного удара 5-й гвардейской танковой армии приходилось на 10-километровый участок фронта между хутором Сторожевое и рекой Псёл в 2 км юго-западнее Прохоровки. Вместе с 18-м и 29-м ТК действовали гвардейские 42-я стрелковая и 9-я воздушно-десантная дивизии 5-й гвардейской армии. В это же время начала наступление и ударная группировка врага – 2-й танковый корпус СС обергруппенфюрера СС П. Хауссера. В его составе было не менее 531 танка и самоходных орудия.** Началось крупнейшее в истории встречное танковое сражение, в котором с обеих сторон участвовало около 1.200 танков и самоходных орудий. На сравнительно небольшом участке местности столкнулись две лавины танков. Бригады первого эшелона 5-й гвардейской танковой армии, стреляя сходу, лобовым ударом врезались в боевые порядки немецких войск, стремительной сквозной атакой, буквально пронзив наступающего противника. Управление в передовых частях и подразделениях обоих сторон было нарушено. Поле накрыла сплошная пелена дыма и пыли, вздыбленной взрывами и гусеницами более тысячи танков с земли. Именно этот бой позже назвали встречным танковым сражением, а поле, на котором он произошёл «танковым полем». Однако в этот день во встречные танковые бои были втянуты и немецкие 48-й и 3-й танковые корпуса и 1-я танковая армия Катукова и танковые и механизированные корпуса Воронежского фронта, приданные 6-й, 7-й гвардейским армиям и 69-й армии. Прохоровское сражение в этот день достигло своей кульминации.

Такой поворот событий оказался неожиданным для обеих сторон, но в результате танковая схватка «в куче», когда боевые порядки частей смешались, оказалась выгодней для советских танкистов. Бой шёл на минимальных дистанциях. Преимущество немцев в средствах связи и дальности стрельбы исчезло. Более того. Оказалось, что механизм поворота башни на «Тиграх» работает плохо. Немцы не успевали вовремя поймать в прицел наши скоростные и манёвренные Т-34. Те же, прячась в клубах дыма и пыли, и складках холмистой местности сближались с вражескими танками на минимальные дистанции и расстреливали «Тигры» с дистанции пистолетного выстрела в борта и корму. Обе стороны сражались с предельным ожесточением. В этот день только на «танковом поле» под Прохоровкой наши танкисты совершили 20 танковых таранов.

Мощный и внезапный удар советских танкистов оказался для противника большой неожиданностью. Сражение характеризовалось частым и резким изменением обстановки, активностью, решительностью и большим разнообразием форм и способов боевых действий. На одних направлениях развернулись встречные бои, на других — оборонительные действия в сочетании с контратаками, на третьих — наступление с отражением контратак.

Наиболее успешно наступал 18-й танковый корпус, которым командовал генерал Б. С. Бахаров. Сломив ожесточенное сопротивление противника, его соединения к вечеру 12 июля продвинулись на 3 км. 29-й танковый корпус под командованием генерала И. Ф. Кириченко также преодолел сопротивление гитлеровцев и к исходу дня продвинулся на 1,5 км. Противник был вынужден отойти в район Грезное. 2-й гвардейский танковый корпус перешел в атаку в 10 часов утра, сбил прикрытие гитлеровцев и начал медленно продвигаться в направлении Ясной Поляны. Однако противник, создав превосходство в силах и средствах, остановил наши войска, а на отдельных участках и потеснил их.

5-я гвардейская армия правофланговыми соединениями преодолела сопротивление вражеских войск и вышла к северной окраине Кочетовки, а на левом фланге вела оборонительные бои на реке Псёл.

Одновременно ожесточенные бои продолжались и южнее Прохоровки. 3-й танковый корпус противника продолжал начатое ночью наступление из района Мелехово на Прохоровку. Однако сводный отряд генерала Труфанова во взаимодействии с соединениями 69-й армии не только приостановил продвижение врага на север к Прохоровке, но и почти полностью отбросил его в исходное положение. В боях в районе села Ржавец с обеих сторон приняли участие около 300 танков и самоходных орудий.

12 июля 1943 года западнее и южнее Прохоровки во встречных сражениях участвовало около 3.000 танков и самоходных орудий. 6-я гвардейская и 1-я танковая армии, хотя и приняли участие в контрударе, продвинулись на незначительную глубину. Это объясняется главным образом недостатком времени, которым располагали войска для подготовки к контрудару, и недостаточным артиллерийским и инженерным обеспечением.

В сражении под Прохоровкой советские воины проявили мужество, отвагу, высокое боевое мастерство. Огромные потери, понесенные в этом сражении немецко-фашистской армией, окончательно истощили ее силы. Только на «Танковом поле» под Прохоровкой противник за 12 июля потерял около 320 танков, до 100 орудий и миномётов, 350 автомобилей и более 10.000 солдат и офицеров убитыми.

Потери 5-й гвардейской танковой армии в тот день тоже были значительными и составили 1.366 убитыми и пропавшими без вести, и 2.383 ранеными солдат и офицеров было сожжено 164 танка и самоходки (94 Т-34, 50 Т-70, 9 Мк.IV “Cherchill”, 8 Су-122, 3 Су-76), подбито 180 машин (125 Т-34, 39 Т-70, 8 Мк.IV “Cherchill”, 5 Су-122, 3 Су-76 )

Всего же с 12 по 16 июля 1943 г. Потери 5-й гвардейской танковой армии в тот день составили 2.240 убитыми, 1.157 пропавшими без вести, и 3.510 ранеными. Было сожжено 334 танка и самоходки (222 Т-34, 89 Т-70, 12 Мк.IV “Cherchill”, 8 Су-122, 3 Су-76), находилось в ремонте 212 подбитых машин (143 Т-34, 56 Т-70, 7 Мк.IV “Cherchill”, 3 Су-122, 3 Су-76). Уничтожено 240 автомобилей, 15 орудий, 53 противотанковых орудия, 12 зениток, 51 миномёт.

Однако сама 5-я гвардейская танковая армия нанесла противнику ещё большие потери. За то же время убито 15.620 солдат и офицеров противника. Уничтожено 552 танка и самоходных орудия, в том числе 93 Pz.Kpfw.VI(H)E “Tiger”, 769 автомобилей, 55 самолётов, 45 артбатарей, 29 миномётных батарей, 7 складов.

(ЦАМО, ф.203, оп.2851, д.24, л. 451-455)

Удар советских войск под Прохоровкой и на других участках Курской дуги был настолько мощным, что уже 13 июля немецкое командование вынуждено было отказаться от замысла окружения советских войск на Курской дуге и принимать срочные меры по организации обороны. Правда, еще в последующие три дня противник сделал несколько попыток улучшить занимаемые позиции, но они закончились безрезультатно. Более того, под натиском Красной Армии немцы не смогли удержать захваченные позиции и были вынуждены 16 июля начать отступление. Принять такое решение противнику пришлось еще и вследствие тяжелого положения, создавшегося в районе Орла, где в это время успешно наступали войска Западного, Брянского и Центрального фронтов.

19 июля командование немецких войск пришло к окончательному выводу, что продолжение операции “Цитадель” невозможно. Группа армий «Юг» потерпела поражение и в Прохоровском сражении и в наступлении под Курском. Операция «Цитадель» закончилась крахом. Немцы перешли к обороне, но не смогли сдержать натиск советских войск и 19 июля начали отход на исходные позиции. Однако это было лишь началом катастрофы на Курской дуге.

На Белгородском направлении наши войска, развивая контрнаступление, к 23 июля вышли на рубежи, которые они занимали до начала немецкого наступления, т.е. до 5 июля 1943 г.

После короткой перегруппировки войска 69-й армии Степного фронта начали наступательную операцию «Полководец Румянцев» перейдя 4 августа в наступление в направлении Белгорода, прорвали оборону противника и, с утра 5 августа вышли на его северную окраину. Враг создал вокруг города мощный оборонительный обвод и упорно оборонялся. В их руках находились высоты Меловых гор. Однако удержать город противнику не удалось. 7-я гвардейская армия, форсировав Северный Донец, создала угрозу вражескому гарнизону с востока. Части 1-го мехкорпуса, наступая западнее города, перерезали железную и шоссейную дороги Белгород – Харьков. Фашистский гарнизон, опасаясь окружения, начал поспешный отход. Уже к вечеру 5 августа Белгород был освобожден нашими войсками. Первыми вступили в город 89-я гвардейская стрелковая дивизия полковника М.П. Серюгина и 305-я стрелковая дивизия полковника А.Ф. Васильева. Эти соединения получили почётное наименование Белгородских (ИВМВ, Т/7, с.173).

Масштабы борьбы всё возрастали. Утром 5 августа перешли в наступление 27-я армия и ударная группировка 40-й армии генералов С.Г. Трофименко и К.С. Москаленко. Прорвав оборону противника на 26-километровом участке фронта, они в течение дня продвинулись в глубь немецкой обороны от 8 до 20 км. Успех быстро развивавшегося наступления вынудил командование вермахта принять решение о срочной переброске войск из 1-й танковой и 6-й полевой армий, находившихся в Донбассе, в район Харькова. Сюда подтягивались части панцергренадёрских дивизий СС «Дас Рейх», «Мёртвая голова», «Викинг», прибывали части 3-й танковой дивизии. Из под Орла в район Харькова была возвращена панцергренадёрская дивизия «Великая Германия». Немецко-фашистское командование прилагало все силы, чтобы остановить наступление Воронежского и Степного фронтов.

Наша воздушная разведка обнаружила выдвижение резервов противника. Ставка Верховного Главнокомандования поставила авиации воспрепятствовать перегруппировке противника. В результате враг в ходе перегруппировки подвергался мощным бомбо-штурмовым ударам 8-й, 5-й, 2-й и 17-й воздушных армий. За сутки в среднем совершалось 400-500 самолётов-вылетов. Кроме того, положение немцев значительно осложняли действия советских партизан проводивших операции на вражеских коммуникациях – «рельсовую войну». В результате пропускная способность многих железнодорожных линий значительно снизилась.

После освобождения Белгорода наступление советских войск продолжало успешно развиваться. Особенно упорные бои развернулись на флангах прорыва. Враг сосредоточил основные усилия против 27-й, 40-й армий, 5-й гвардейской и 5-й гвардейской танковой армий. Однако попытки остановить советское наступление провалились.

1-я танковая армия и передовые части 6-й гвардейской армии за пять дней продвинулись более чем на 100 км и к исходу 7 августа овладели важным опорным пунктом вражеской обороны городом Богодухов. Соединения 27-й армии в тот же день освободили Грайворон. Между 4-й танковой армией и оперативной группой «Кемпф» образовалась 55-километровая брешь. Разгром группировки западнее Грайворона ещё больше ослабил фронт обороны 4-й танковой армии. Одновременно 5-я гвардейская и 5-я гвардейская танковая армии с упорными боями прошли 80 км. по междуречью рек Уда и Лопань и к исходу 7 августа овладели сильными опорными пунктами врага – Казачьей Лопанью и Золочевом. Советская авиация уверенно удерживала господство в воздухе С 3 по 8 августа 2-я, 5-я и 17-я воздушные армии произвели более 13.000 самолёто-вылетов, приняли участие в 300 воздушных боях и сбили более 400 немецких самолётов (ИВМВ, Т/7, с.174-175).

Немцы предпринимали отчаянные попытки удержать фронт, часто контратаковали, пытались наносить контрудары, однако вынуждены были отступать. К 9 августа 1943 г. на Харьковском направлении наши войска продолжали успешно развивать наступление, продвинулись вперёд на 15 – 25 километров, освободили свыше 100 населённых пунктов, в том числе город и железнодорожную станцию Тростянец. На Харьковском направлении нашими войсками в боях за 7 и 8 августа захвачено 212 танков, 139 орудий, 96 миномётов, 618 автомобилей, 323 пулемёта, 30 радиостанций, 500 лошадей, 500 повозок, 315 вагонов, 11 складов.

(Сообщения Совинформбюро, Т/5, с. 66-67)

Ставка Верховного Главнокомандования приказала изолировать Харьков, как можно скорее перехватив основные железнодорожные и шоссейные пути в направлениях на Полтаву, Красноград и Лозовую. Для этого 1-й танковой армии перерезать основные пути в районе Ковяги, Валки, 5-й гвардейской танковой армии, обойдя Харьков с юго-запада перерезать пути в районе Мерефа.

К 11 августа Воронежский фронт значительно расширил прорыв в западном и юго-западном направлениях и вышел к железной дороге Харьков-Полтава. Успешно продолжали наступление войска Степного фронта южнее Белгорода.

Немецкое командование придавало особое значение обороне Харькова и Харьковского промышленного района. Кроме того, оно хотело прикрыть группировку своих войск в Донбассе с севера и надеялось, стабилизировав фронт на подступах городу перевести борьбу на восточном фронте в позиционную войну. Преодолевая упорное сопротивление противника, к 11 августа 53-я, 69-я и 7-я гвардейская армии Степного фронта вплотную подошли к внешнему харьковскому оборонительному обводу, а 57-я армия генерала Н.А. Гагена, форсировав Северный Донец, овладела Чугуевом и с востока и юго-востока вышла а подступы к Харькову.

В это время войска Воронежского фронта продвинулись еще дальше на юг и юго-запад. Создалась возможность глубокого охвата немецкой группировки в районе Харькова. Чтобы не допустить такого охвата, 11 августа командование группы армий «Юг», сосредоточив южнее Богодухова три танковые дивизии, предприняло контрудар по 1-й танковой армии и левому флангу 6-й гвардейской армии. С 11 по 17 августа в этом районе шли ожесточённые бои. Враг стремился отрезать и разгромить 1-ю танковую армию и вернуть железную дорогу Полтава-Харьков. 12 августа немцы ввели в сражение до 400 танков. Соединения, наносившие контрудар поддерживала немецкая авиация, прорывавшаяся сквозь заслоны наших истребителей.

Бои на богодуховском направлении носили исключительно ожесточённый и напряжённый характер. Обе стороны несли огромные потери, добиваясь незначительного продвижения на отдельных участках фронта. В течение 13-14 августа 6-я гвардейская армия углубилась во вражескую оборону на 10-12 км и создала ещё большую угрозу окружения вражеских войск в районе Харькова с запада.

Немцы смогли вновь овладеть железной дорогой Полтава-Харьков, но их продвижение в тыл главной группировки Воронежского фронта составило в северном направлении лишь 20 км. Контрудар был сорван.

Но командование вермахта готовило ещё один контрудар с запада, из Ахтырки на Богодухов, намереваясь отрезать и разгромить выдвинувшиеся вперед войска 27-й армии и двух танковых корпусов. В составе ударной группировки противника были панцергренадёрская дивизия «Великая Германия», 10-я мотодивизия, 7-я, 11-я, 19-я танковые дивизии, 51-й и 52-й танковые батальоны. Для удара к югу от Ахтырки выделялась панцергренадёрская дивизия СС «Мёртвая голова».

Утром 18 августа немцы перешли в наступление на ахтырском направлении и продвинулись на узком участке за сутки на глубину до 24 км. В тот же день в направлении на Колонтаев из района южнее Ахтырки в наступление перешла 3-я панцергренадёрская дивизия СС «Мёртвая голова». Однако развить контрудар противнику не удалось. К исходу 20 августа 38-я, 40-я, 47-я армии и 4-я гвардейская армия правого крыла Воронежского фронта подошли к Ахтырке с севера и северо-запада, глубоко охватив левый фланг вражеской группировки наносившей контрудар. Продвижение немцев было остановлено. Враг вынужден был перейти к обороне. В период с 22 по 25 августа войска правого крыла Воронежского фронта разгромили ахтырскую группировку немцев и освободили город (ИВМВ, Т/7, с.175-176).

Сводка за 21 августа 1943 г.

За время боёв на Курской дуге с 5 июля по 20 августа 1943 г. наши войска уничтожили 4600 самолётов, 6400 танков, 3800 орудий, более 20000 автомобилей.

Потери противника убитыми составили 300.000 солдат и офицеров, всего убитыми и ранеными составили 1.000.000 солдат и офицеров.

За это же время наши войска захватили: 857 танков, 1274 орудия, в том числе самоходных, 3.429 пулемётов, 4.230 автомобилей. Взято в плен 25.600 немецких солдат и офицеров.

(Сообщения Совинформбюро, Т/5, с. 89)

Однако ожесточённые и широкомасштабные бои на южном фасе Курской дуги продолжались ещё трое суток. Неблагоприятно складывалась для врага и южнее Харькова. 13 августа войска Степного фронта преодолев упорное сопротивление гитлеровцев, прорвали внешний оборонительный обвод, находившийся в 8-14 км от Харькова и к исходу 17 августа завязали бои на северной окраин города.

С каждым днём положение харьковской группировки противника всё более и более осложнялось и опасаясь окружения немцы 22 августа начали отход из города. Командующий Степным фронтом маршал И.С. Конев отдал приказ ночью начать штурм города. Всю ночь на 23 августа в городе шли уличные бои. Шаг за шагом воины 53-й, 57-й, 69-й, 7-гвардейской и 5-й гвардейской танковой армий очищали Харьков от фашистов.

К полудню 23 августа был второй, и последний раз, после ожесточённых боёв освобождён Харьков. С его освобождением завершилась Курская битва. В боях за город отличились 89-я гвардейская Белгородская, 15-я, 28-я, 93-я гвардейские, 84-я, 116-я, 183-я, 252-я, 299-я и 375-я стрелковые дивизии. Этим соединениям было присвоено почётное наименование Харьковских (ИВМВ, Т/7, с.177).

Орловско-Курская битва это величайшее сражение в истории. Победу в нём одержала Красная Армия. Итогом его стал окончательный перелом в войне. Больше никогда фашистская Германия не смогла начать наступления с решающими целями, и вынуждена была перейти к стратегической обороне.

Масштабы этого сражения поражают воображение. Никогда, ни до, ни после Орловско-Курской битвы, ни одно сражение, не достигло такого напряжения боёв, такой концентрации войск и техники. В нём приняло участие более 4 млн. человек.

Потери РККА составили 254.470 убитых, 608.833 раненых, 18.000 пленных. Всего 881.303 человека, 6.064 танков и САУ, 5.244 орудия и миномёта, 1.606 боевых самолётов. (Гриф секретности снят, с.187-191, 370).

Однако потери Фашистской Германии были ещё больше и составили с 5 июля по 23 августа 1943 года – 1.046.475 человек, из них 305.900 убитых, 714.750 раненых, 25.775 пленных. Уничтожено 4.787 боевых самолётов, 6.841 танк и самоходное орудие, 110 броневиков, 117 бронетранспортёров, 3.857 орудий, 1.221 миномёт, 5 шестиствольных миномётов, 48 тягачей, 64 автоцистерны, 20.200 автомобилей, 246 мотоциклов, 1 бронепоезд, 4.781 пулемёт. Захвачены 37 самолётов, 863 танка, 78 штурмовых орудий, 4 бронеавтомобиля, 1.274 орудия, 1.341 миномёт, 36 шестиствольных миномётов, 36 тягачей и тракторов, 4.430 автомобилей, 3.646 пулемётов, 1.019 автоматов, 9.625 винтовок.

Общие потери в технике и вооружении составили: 4.824 самолёта, 7.784 танка и штурмовых орудия, 227 бронемашин, 5.131 орудие, 2.562 миномёта, 41 шестиствольный миномёт (7.734 артсистемы), 84 тягача и трактора, 64 автоцистерны, 24.630 автомобилей, 246 мотоциклов, 7.139 пулемётов.

(Сообщения Совинформбюро, Т/5, с.11-92)

* Немецкие источники сообщают, что 1 «Фердинанд» и 2 «Пантеры» были потеряны в результате «несчастных» случаев до 5 июля. Самоходка разбилась в железнодорожной аварии, а танки сгорели. Партизаны, естественно к этим «несчастным» случаям отношения не имеют…

*** Самоходные гаубицы “Hummel”, “Bison”, “Vespe” посчитаны вместе с остальными самоходными орудиями и одновременно учтены в общем балансе артиллерии ударной группы на южном фасе. При этом в таблице представленной Н. Павловым отсутствуют пехотные гаубицы 149,1-мм SiG.33 из состава 10 пехотных дивизий (до 120 столов) и не учтена артиллерия 24-го ТК.

* - по сообщениям Совинформбюро.

* посчитано автором

* (полученными с заводов) примечание автора

* мотогренадёрская дивизия «Великая Германия» вермахта, а не СС, единственная (до 1944 г.) не имела номера и была его элитным соединением. К 05.07.1943 г. в её составе было более 240 танков – больше чем в любой танковой дивизии вермахта и СС. Переименована в танковую только в октябре 1943 г. Все дивизии СС 1-я «Лейбштандарт Адольф Гитлер», 2-я «Дас Рейх», 3-я «Тотен Копф», 5-я «Викинг» официально именовались мотогренадёрскими до октября 1943 г., но фактически были танковыми по составу. В составе «Великой Германии» был развёрнут батальон «Тигров», а в составе мотогренадёрских дивизий СС роты «Тигров».



Версия для печати

Назад к событиям