Большевизм и современность. «Круглый стол» в редакции газеты «Правда», посвящённый 110-й годовщине великого революционного течения

2 Августа 2013 RSS лента
Большевизм и современность. «Круглый стол» в редакции газеты «Правда», посвящённый 110-й годовщине великого революционного течения

Автор: Виктор Трушков

Источник: Правда

«Круглый стол» в редакции газеты «Правда», посвящённый 110-й годовщине великого революционного течения

Нынче коммунисты отмечают замечательную дату — 110-ю годовщину II съезда РСДРП, от которого последователи В.И. Ленина обоснованно начинают отсчёт деятельности нашей партии: РСДРП—РСДРП(б)—РКП(б)—ВКП(б)—КПСС—КПРФ. Но для отечественного и международного коммунистического и рабочего движения не менее важно 110-летие великого революционного течения современности — большевизма. Он появился на пересечении ряда принципиально важных исторических поворотов. Во-первых, его становление пришлось на период, когда центр мирового революционного процесса переместился в Россию. Во-вторых, его формирование пришлось на период перехода от домонополистического капитализма к империализму, для которого характерна неравномерность экономического развития стран капиталистического мира. В этом смысле большевизм — продукт исторической эпохи, которая создала возможность прорыва цепи капитализма в наиболее слабом звене. В-третьих, большевизм как историческая ступень развёртывания марксизма-ленинизма и как политическое течение в мировом рабочем движении был востребован переходом от завершившегося «мирного» этапа капиталистического развития в Европе и мире к этапу экономического и географического передела мира и пролетарских революций. К тому же большевизм оказался самым действенным средством борьбы за сохранение революционного характера теории и практики пролетарской классовой борьбы, более того, его важнейшей исторической функцией стала непримиримая борьба со всякими проявлениями оппортунизма и социал-соглашательства европейской социал-демократии и российского меньшевизма в политике и их ревизионизма в теории. Все эти черты большевизма безоговорочно сохраняют его актуальность и в наши дни.

Актуален, как и прежде

«Круглый стол» в редакции «Правды», посвящённый 110-летию большевизма, открыл вступительным словом главный редактор газеты «Правда», член Президиума ЦК КПРФ Б.О. КОМОЦКИЙ:

«Товарищи, я рад вас приветствовать в стенах нашей редакции. Мы продолжаем традицию проводить «круглые столы» по поводу знаменательных дат нашей истории, сохраняющих большое значение для современности. Поводом сегодняшней встречи является 110-летие образования большевизма. Юбилей можно отмечать по-разному: можно почтительно поклониться былому, можно провести заседание академического типа. Но это решительно неприемлемо для годовщины большевизма. Он важен для современной практической работы коммунистов. Поэтому мы собрались, чтобы соотнести идеи большевизма с сегодняшней повесткой дня, с нынешними проблемами, с нашими перспективами.

Так получилось, что история сделала странный зигзаг. Сегодня мы оказались в историческом контексте, очень напоминающем ситуацию, в которой появился большевизм. А в чём-то, может быть, даже хуже. Не забудем, что, когда проходил II съезд РСДРП, в стране ширилось забастовочное движение, о масштабах которого мы сегодня можем только мечтать. Сегодня рабочее движение в России только-только начинает складываться.

II съезд РСДРП подтвердил актуальность задачи, сформулированной Лениным ещё в работе «Что делать?», — задачи внесения социалистического сознания в рабочее движение, соединения рабочего движения с борьбой за социализм. Мы сегодня должны помочь формированию рабочего движения. Естественно, что для нас освоение большевистских подходов к остро стоявшим проблемам более чем вековой давности не является академическим интересом, а несёт вполне практический смысл. Думаю, что именно под этим углом зрения нам и предстоит сегодня вести разговор.

С удовольствием предоставляю слово человеку, который высказал инициативу проведения этого «круглого стола», — первому заместителю Председателя Совета СКП—КПСС, секретарю ЦК КПРФ Казбеку Куцуковичу Тайсаеву. Тем более что наш сегодняшний разговор можно рассматривать как совместное мероприятие «Правды» и СКП—КПСС, так как осмысление большевизма представляет интерес не только для КПРФ, но и для всех компартий, работающих в бывших республиках СССР».

К.К. ТАЙСАЕВ отметил, что в эти дни мероприятия, посвящённые 110-летию большевизма, проходят практически во всех партиях, входящих в СКП—КПСС:

«Коммунисты Грузии во главе с председателем ЦК Единой коммунистической партии республики Н.Ш. Авалиани и нашим общим знакомым — политическим секретарём ЦК ЕКПГ Т.И. Пипией отметили 110-летие большевизма массовым митингом в городе Гори, на котором приняли решение о восстановлении монумента И.В. Сталину на его родине. На митинге его организаторы особо подчёркивали, что Сталин был стойким большевиком.

Очень интересная, содержательная конференция, посвящённая юбилею большевизма, прошла в Молдавии. Вёл её председатель ЦК Партии коммунистов Республики Молдова В.Н. Воронин, а КПРФ представлял на ней член ЦК партии, первый секретарь Омского обкома КПРФ А.А. Кравец. В выступлениях на молдавской конференции обращалось внимание на многие теоретические и практические завоевания большевизма, которые сохраняют свою ценность и в наши дни. Компартии, входящие в СКП—КПСС, сталкиваются со многими сложными проблемами, которые в своё время успешно решили большевики.

Мероприятия, посвящённые юбилею большевизма, проводятся даже Компартией Узбекистана, работающей в особых условиях. Надо сказать большое спасибо нашим прибалтийским товарищам, которые готовят ряд акций, связанных со 110-й годовщиной большевизма.

Недавно я вернулся с Северного Кавказа. Там тоже проводились мероприятия, связанные с юбилеем большевизма и с подготовкой к предстоящему пленуму ЦК КПРФ, который будет посвящён проблемам межна-циональных отношений. Особенно актуальным вопросом для современных коммунистов является участие в формировании мощного рабочего движения. Тогда у нас не будет вопросов, с чем к рабочим идти. Для этого нам самим по примеру большевиков предстоит определить ясные приоритеты в рабочем

движении, чтобы вокруг него объединить все протестные силы общества. Работать над решением этих важнейших задач предстоит одинаково напряжённо и каждой региональной партийной организации, и нашему общепартийному центру».

На плечах предшественников

Теоретический анализ проблем большевизма на «круглом столе» начался выступлением члена МГК КПРФ, главного научного сотрудника Института российской истории РАН, доктора исторических наук, профессора В.А. ГРОСУЛА.

«У меня как-то молодые ребята спросили: вы, члены КПРФ, — большевики? Я ответил: нет, большевиками нам надо ещё стать, это для нас — пример для подражания, нам ещё много надо работать над собой, чтобы стать большевиками, — сказал, в частности, Владислав Акимович. — Большевизм был новым, более высоким этапом русского революционного движения, у которого к моменту возникновения большевизма был уже почти 100-летний опыт. Надо признать, что русские революционеры к началу ХХ века были эталоном революционности во всём мире. О них с восхищением писал Марк Твен, называя их «особой расой»: эти люди шли на жертвы ради своей страны, ради идеи, ради народа. В чём причина их мощи, их способности на жертвенность, их великой истории? Я как-то задал этот вопрос своему учителю академику Николаю Михайловичу Дружинину, участнику революции 1905 года, который, кстати, был хранителем библиотеки большевиков в 1904 году. Он ответил мне, молодому аспиранту: «Владислав Акимович, ещё Александр I писал, что Россия — страна произвола. Революционеры хотели страну изменить».

И вот я принёс несколько интересных высказываний о том, что представляла собой царская Россия, побуждавшая своих лучших людей идти в революцию. Вот славянофил И.С. Аксаков в 1855 году писал: «Ах, как тяжело, как невыносимо тяжело порою жить в России, в этой вонючей среде грязи, подкупа, лжи, обманов, злоупотреблений, добрых малых-мерзавцев, хлебосолов-взяточников, гостеприимных плутов. Чего можно ждать от страны, создавшей и выносящей такое общественное устройство, где надо солгать, чтобы сказать правду, надо поступить беззаконно, чтобы поступить справедливо, надо пройти всю процедуру обманов и мерзости, чтобы добиться необходимого закона». Это пишет славянофил.

Проходит 30 лет. Аксаков перед своей смертью в 1886 году пишет: «Как трудно жить на Руси! Есть какой-то нравственный гнёт, какое-то чувство нравственного измора, которое мешает жить, которое не даёт остановиться гармонии духа и тела, внутреннего и внешнего существования. Фальшь и пошлость нашей общественной атмосферы и чувство безнадёжности давят нас». Читаешь — и кажется, будто написано в 2013 году.

Вот эта действительность и порождала русское революционное движение с его жертвенностью, с его подвигами. Будучи профессиональным историком, я попытался установить численность революционеров на каждом из трёх этапов русского революционного движения. После долгих подсчётов получилось, что за 35 лет дворянского этапа революционного движения в нём участвовали примерно 1000 человек. В следующие 35 лет в движении разночинцев участвовали уже 25 тысяч человек. Подсчитать число революционеров третьего, пролетарского этапа русского революционного движения — задача неподъёмная. Только в партиях социалистической ориентации летом 1917 года были 1 миллион 250 тысяч человек. Такой рост — один из показателей объективности революции.

Когда проходил II съезд РСДРП, в России был подъём не только рабочего движения, но и массовых крестьянских восстаний. Например, в Харьковской и Полтавской губерниях. Не случайно ряд аграрных историков считают, что Первая русская революция начиналась в 1902—1903 годах. Большевизм возник на волне мощного революционного подъёма в России. Тогда рабочий класс чувствовал себя восходящим классом. Сегодня пока ситуация другая. В 1917 году более 60% членов большевистской партии составляли рабочие. Большевизм — это особое течение в социал-демократии, которое обладало революционной теорией — марксизмом-ленинизмом, да, уже марксизмом-ленинизмом. Другой его стороной был особый тип дисциплины. К особенностям большевизма я ещё отнёс бы и то, что у него был выдающийся, гениальный вождь — В.И. Ленин. Такого лидера не имела ни одна русская партия. Можно с полным основанием говорить, что большевиков отличала глубокая вера в Ленина. Но ещё существеннее отметить глубокую верность большевиков теории К. Маркса и Ф. Энгельса, а потом и В.И. Ленина. Кстати, Ленин никогда (ни разу!) не критиковал Маркса и Энгельса.

Работая над книгой о русском общественном мнении, я в течение семи лет изучал жандармские архивы. В них есть характеристика всех слоёв общества. Самая чёрная, самая неприглядная характеристика в жандармских донесениях дана духовенству. В них отмечается, что православное духовенство не пользовалось авторитетом у народа.

Оценка русской полиции — это тоже какой-то кошмар, а ведь дают-то её не революционеры, а жандармские офицеры. Вот как характеризовал московскую полицию жандармский генерал Никифоров: «Полиция в большинстве случаев состояла из служебных отбросов, которые не только тайно, но даже явно брали взятки, не стесняясь ни общественного мнения, ни тысячи глаз, смотрящих на это беззаконие». Да-да, снова точь-в-точь, как в 2013-м. И таких оценок у меня десятки по разным губерниям. У царизма не было опоры — ни духовной, ни силовой. Его подпорки были гнилыми».

Без большевизма наш арсенал не полон

Ряд тезисов, касающихся актуальности большевизма, изложил автор этих строк. Прежде всего было обращено внимание на глубокую историческую обусловленность большевизма, на его адекватность запросам новой эпохи. В новых условиях большевизм стал эффективным методом борьбы пролетариата за свои интересы, так как по своей природе был именно пролетарским революционным течением борьбы классов. Глубоко символично, что в России в противостоянии ленинской борьбы большевиков с меньшевиками-ликвидаторами большинство рабочих заняли сторону большевиков. Благодаря большевизму появились революционные рабочие партии III, Коммунистического Интернационала. Он доказал свою жизненность и продуктивность на разных этапах рабочего движения в пору революционного подъёма. Он обеспечил революционную солидарность европейских и американских рабочих с трудящимися России как во время Гражданской войны, так и на стадии довоенного социалистического строительства в СССР.

Революционный характер большевизма не означает его отказа от работы в буржуазных парламентах и реакционных профсоюзах, но проявляется в неприятии отказа от революционной замены капитализма социализмом на реформирование капиталистической системы при сохранении её сущности. Большевизм всегда выступал не за смену курса буржуазной власти, а за смену самой этой власти.

И.В. Сталин очень точно определил большевизм как ленинизм, а ленинизм он обоснованно называл марксизмом эпохи империализма и пролетарских революций. Характер эпохи остаётся прежним и сегодня, несмотря на то, что мир временно стал однополярным и важная роль в международных процессах принадлежит «глобализации по-американски».

XIX партсъезд, приняв решение опустить в названии партии слово «большевистская», особо подчеркнул, что название «коммунистическая» включает в своё содержание большевистский характер партии. Прошедшие с тех пор 60 лет не дают оснований пересматривать такую оценку. К сожалению, после XIX партсъезда — при Хрущёве и Брежневе — отказ от названия «большевистская партия» дал основание для того, чтобы потеснить сущность большевизма в жизни КПСС. При Горбачёве такое отступничество переросло в борьбу с большевизмом. После августовской контрреволюции 1991 года буржуазная пропаганда стала утверждать, что большевизм означает экстремизм. К сожалению, это поначалу не встретило сопротивления со стороны КПРФ. Даже появились заявления, что «КПРФ преодолела большевистский экстремизм». Это мешало борьбе с оппортунизмом внутри партии (Лапшин, Рыбкин, Селезнёв, губернаторы-перевёртыши Михайлов и Ткачёв и т.п.).

Современная актуальность большевизма вызвана необходимостью вести непримиримую борьбу с отходом от марксистско-ленинской методологии и идеологии, он не исчерпал своих возможностей в классовой борьбе труда против капитала в силу сохранения характера эпохи, которая его породила. Более того, нынешняя стадия «мирного» развития капитализма завершается, мир вступает в полосу новых потрясений, о чём свидетельствуют не только небывалый экономический кризис, но и события в Венесуэле, Бразилии, Никурагуа и у их соседей, «арабская весна», изменение общественных настроений в России и т.д. Иначе говоря, в новых условиях революционность становится условием не только успехов, но и самого существования коммунистических партий.

Явление исторически ограниченное

Оппонентом изложенной точки зрения выступил секретарь Совета СКП—КПСС, член ЦК КПРФ, первый заместитель заведующего отделом ЦК КПРФ по организационно-партийной и кадровой работе И.Н. МАКАРОВ. Игорь Николаевич изложил свою точку зрения: «Большевики никогда не победили бы, если бы не заключили прочный союз с крестьянством. Я решительно не согласен с той точкой зрения, что встреча марксизма с Россией не дала будто бы ничего хорошего ни марксизму, ни России. Но бесспорно, что в начале ХХ века в условиях экономически отсталой страны произошла встреча всего самого передового, самого организованного, самого дисциплинированного — я имею в виду революционную теорию марксизма и её носителей — со всем самым отсталым, что порождала многомиллионная масса крестьянства. И соединение этих двух сил дало нашим оппонентам повод отождествлять — а это не вчера началось — большевизм с радикализмом, экстремизмом и другими подобными «измами».

Вот, например, определение Википедии (эта так называемая Свободная энциклопедия не свободна от глупостей), к которой сегодня обращаются миллионы посетителей Интернета: «Большевик — это член революционного левоэкстремистского крыла РСДРП после раскола партии на большевиков и меньшевиков». Всё, тема исчерпана. Итак, главный признак: левый экстремизм.

Есть желающие так толкуемый большевизм посадить на скамью подсудимых. Сама эта затея не новая: в 1919 году американский сенат образовал так называемую комиссию Ли Овермэна. Стенографический отчёт о её работе долго лежал в спецхране и только в 1990 году стал предметом внимания нашей общественности. Устроить суд над большевизмом, Октябрьской революцией и её лидерами — такая задача как раз была поставлена перед этой комиссией. Слушания проходили в феврале—марте 1919 года, и полный отчёт этой комиссии составил 115 печатных листов. Помимо откровенного бреда, в стенограмме есть интересные показания. Скажем, Альберта Риса Вильямса, корреспондента газеты «Нью-Йорк ивнинг пост», который побывал в Москве, Петрограде, Риге, Финляндии, на Украине, а затем по Транссибирской магистрали доехал до Владивостока, посетив крупные индустриальные центры. В своих показаниях он обратил внимание на то, что после Октябрьской революции «ужасной кровавой бойни не последовало. Напротив, 30 ноября в Совете прошёл декрет об отмене смертной казни. За четыре месяца, в течение которых укрепилась Советская власть от Атлантики до Тихого океана, от Белого моря на севере до Чёрного моря на юге, убито в 10 раз меньше, чем за такой же период во время Гражданской войны в САСШ».

Пока революция развивалась в крупных промышленных центрах, она была удивительно бескровной. Но как только в неё включились те самые многомиллионные массы крестьянства, картина изменилась. В 1918 году А. Блок писал: «Почему дырявят древний собор? Потому что сто лет здесь ожиревший поп, икая, брал взятки и продавал водку. Почему гадят в любезных сердцу барских усадьбах? Потому что там насиловали и пороли девок. Не у того барина, так у соседа. Почему валят столетние парки. Потому что сто лет под их развесистыми липами и клёнами господа показывали свою власть, тыкали в нос нищему мошной, а дураку — образованностью». Большевики, конечно, были образцом революционности, но только в смысле жертвенности и подвижничества. Не случайно Ленин в «Детской болезни «левизны» в коммунизме» писал, что как только социалистическая революция победит в экономически развитых странах, мы станем отсталыми в советском социалистическом смысле.

Так что если рассматривать вопрос с научных марксистских позиций, то большевизм — явление исторически ограниченное, отражающее конкретное соотношение социально-классовых сил в предреволюционной и революционной России. И поэтому нелепо и смешно смотрятся попытки некоторых левых группок объявить себя не просто прямыми наследниками большевизма, а большевиками в собственном смысле этого слова.

Переименование партии в октябре 1952 года имело под собой совершенно объективную историческую логику. В момент победы большевиков и большевизма как идейно-политического течения рабочие были ничтожным меньшинством в российском обществе. Значит, далее о каком большевизме можно говорить, если, по данным 1977 года, в СССР доля рабочих и служащих более 60%, а крестьян — 16,4%?!

К сожалению, у этого явления есть и другая сторона. Потом стало понятно, что с изменением своего названия партия отказалась от чего-то большего, чем от давно потерявшего смысл слова в скобочках в названии партии. И сама этимология слова «большевик» говорила о том, что это — большой человек, способный на большие дела. То есть теория — и особенно практика — большевизма была исторически ограничена самое большее рамками раннего социализма, но есть ещё и дух большевизма».

Не сошли со сцены истории

Б.О. КОМОЦКИЙ. Здесь Владислав Акимович говорил о присущей большевикам жертвенности. Среди нас Юозас Юозасович, который своей жизнью подтвердил справедливость такой характеристики: он был брошен литовскими националистами в застенки, где за свои марксистско-ленинские убеждения отсидел семь лет. Ему слово.

Член ЦК КПРФ, секретарь Совета СКП—КПСС, доктор исторических наук, профессор Ю.Ю. ЕРМАЛАВИЧЮС: «В киевском журнале «Марксизм и современность» при публикации одной моей нелегальной рукописи меня представили так: коммунист-революционер. То есть большевик. Нет, большевики не сошли со сцены истории.

Большевизм появился закономерно и был неизбежен. А о его актуальности убедительно говорит нынешний экономический кризис, являющийся ступенькой глобального кризиса капиталистической системы. О его всемирном характере писал В.И. Ленин. Сейчас он не только охватывает экономику и политику, но и разрушает буржуазную культуру и нравственность, он стал кризисом всей буржуазной цивилизации.

При этом особо стоит подчеркнуть, что это — кризис империалистической стадии капиталистической формации. Ещё в работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» Владимир Ильич указал на то, что при империализме некоторые его черты стали превращаться в свою противоположность, то есть это кризис общий, системный, а наша эпоха — переломная. Процессы, происходящие в 2013 году, подтверждают, что этот кризис углубляется. Большевизм возник на старте той эпохи, которая продолжается сегодня. Большевизм как субъект исторического развития ещё не разрешил тех противоречий, которые породили его на свет. Если мы согласны, что большевизм — это ленинизм, а ленинизм представляет собой марксизм эпохи пролетарских революций, то это значит, что современная эпоха остаётся эпохой большевизма. И это положение является, возможно, самым ценным для характеристики нынешней эпохи, для её понимания.

Хотел бы обратить внимание на то, что Ленин указывал на необходимость научного понимания каждого общественного события как на важнейшую черту большевизма. Это один из главных мотивов его великой работы «Детская болезнь «левизны» в коммунизме». Научный характер большевизма свидетельствует о том, что его классовой опорой мог стать лишь такой передовой класс, как пролетариат. Конкретный учёт научно обоснованных закономерностей истории и их проявление в конкретной ситуации, которые Ленин считал важной чертой большевизма, могут осуществлять на практике рабочие, занятые индустриальным трудом, а в нынешнюю эпоху — ещё и постиндустриальным.

Надо также помнить, что международное коммунистическое движение стало складываться тогда, когда появился большевизм, который остаётся и сегодня его предпосылкой и условием. Большевизм — интернациональное, мировое явление».

На пути ко II съезду РСДРП

На проблемах становления марксизма в России и исторических уроках этого процесса для нас остановился секретарь ЦК КПРФ М.С. КОСТРИКОВ.

«II съезд РСДРП, — отметил Михаил Сергеевич, — во многом подвёл черту под теми весьма бурными процессами, которые ему предшествовали. Историки партии справедливо уделяли им не меньшее внимание, чем самому съезду, а вернее, эти процессы попросту не следует разделять. К концу XIX века марксизм прочно утвердился в российском обществе и в первую очередь в его молодой части. Он вытеснил прежде господствовавшее в её умах народничество. Это происходило совершенно естественным путём, так как в стране форсированными темпами шло становление капитализма. В 1900—1903 годах Российская империя впервые испытала полномасштабное воздействие циклического кризиса капитализма, в условиях которого марксизм сразу оказался востребован обществом. Кстати, на наших глазах подобное произошло в 2008 году, когда на фоне экономического краха в мире «Капитал» в одночасье стал бестселлером.

Это, правда, не привело ни тогда, ни сейчас к тому, чтобы марксизм сразу же стали лучше понимать. Наоборот, это породило большую идеологическую вольницу, которую Ленину и его соратникам пришлось побеждать, когда они спорили в первую очередь с так называемыми экономистами. И мы сегодня сталкиваемся с разного рода толкователями Маркса, которые предлагают «взять у него всё лучшее», например только экономическую теорию, игнорируя его взгляды на общественное устройство и на исторический процесс.

Я смотрю на сегодняшних отдельных борцов с режимом, с коррупцией, с которыми нашу партию часто призывают чуть ли не брататься. Они очень точно обозначают язвы общества, срывают покровы с делишек властей, борются с фальсификацией выборов. Но вы никогда не услышите от них того, что корни всех этих проблем — в капиталистической системе, которую навязывают нашей стране последние двадцать лет, что эта система и есть скопище всех этих пороков. И сами эти борцы — тоже плоть от плоти этой системы. Да, они искренне хотят её «улучшить», точно так же, как «экономисты» думали, что социализм стихийно прорастёт в рабочей среде в ходе борьбы за вышибание из капитала отдельных уступок и подачек. Глядя на нынешних улучшателей, вспоминаем ленинскую фразу из «Что делать?»: «Вопрос стоит только так: буржуазная или социалистическая идеология. Середины тут нет... Всякое умаление социалистической идеологии, всякое отстранение от неё означает тем самым усиление идеологии буржуазной».

II съезду предшествовала большая работа по созданию, как сформулировал Ленин, «общерусской политической газеты» — «Искры». Именно тогда появилась знаменитая ленинская формула, которая ставила перед газетой задачу не только идейного, но и организационного сплочения партии. «Искра» выполнила свою задачу. Вокруг газеты сложился костяк большевистского крыла. Именно искровцы во главе с Лениным составили большинство на II съезде РСДРП. С её страниц был осуществлён идейный разгром «экономистов», который был закреплён решениями съезда и принятием Программы РСДРП.

Пожалуй, из сегодняшнего дня многое из происходившего в начале ХХ века понять легче, чем на лекциях по истории партии 30 лет назад. Правда, за это понимание все мы заплатили слишком дорогую цену. Но для меня важно, что в КПРФ это знание есть, и оно передаётся новым поколениям коммунистов, в том числе и в эти дни, когда начал работу наш Центр политической учёбы. Уверен, на нас наследники большевиков не закончатся, а полученные знания они смогут и применить на практике, и развить в соответствии со своим опытом».

Ученик Ленина большевик Сталин

Б.О. КОМОЦКИЙ. Здесь уже высказывались разные подходы к анализу большевизма и пониманию его роли в современности. Но у него есть ещё и личное, человеческое измерение. Думаю, что мы, говоря о большевизме, справедливо вслед за В.И. Лениным отмечаем роль И.В. Сталина. Юрий Васильевич посвятил немало времени, сил, труда, чтобы исследовать роль этого человека, политика, большевика. А кроме того, мы знаем, что он имел опыт даже «личного общения» с Иосифом Виссарионовичем.

Кандидат исторических наук, писатель Ю.В. ЕМЕЛЬЯНОВ: «Прежде чем рассказывать о том, на что намекает Борис Олегович, я хотел бы ответить на вопрос: почему мы отмечаем событие, которое случилось 110 лет назад? Со школьной скамьи наше поколение знает, что был II съезд РСДРП, что на нём произошёл раскол на большевиков и меньшевиков, которые по-разному представляли, каким должен быть член партии, по-разному голосовали при выборах руководства партии, но как-то остаётся в тени то, что у них было разное видение и Программы партии. А она была новаторская.

Во-первых, впервые в Программу социал-демократической партии был введён тезис о диктатуре пролетариата. Будущий меньшевик Акимов возмущался: как это можно ставить задачу установления в обществе диктатуры? Троцкий его успокаивал: о диктатуре пролетариата не может быть речи, пока пролетариат не будет большинством населения страны. Водораздел уже налицо. И всё-таки принципиальное положение в Программу РСДРП включается. Так за 14 лет до Великого Октября была выдвинута идея пролетарской революции в России.

Во-вторых, была принята разработанная В.И. Лениным аграрная программа, несмотря на сопротивление ряда будущих меньшевиков. Так был определён курс на союз рабочего класса с крестьянством, что обеспечило победу большевиков в 1917 году. Значение большевизма хорошо охарактеризовал Мао Цзэдун, который сказал, что залпы «Авроры» донесли до нас марксизм и показали, что надо идти по пути русских большевиков. Ленинский курс на союз двух трудящихся классов привёл к победе китайской народной революции. Это говорит о международном значении большевизма.

II съезд РСДРП впервые записал в Программу пункт о праве наций на самоопределение. Сегодня много охотников критиковать этот тезис. Но, как и положение о союзе пролетариата с крестьянством (под руководством пролетариата), этот пункт привёл к победе большевиков в Октябрьской революции и позволил создать Союз советских народов практически в границах Российской империи. Замечу, что эти два вопроса между собою тесно связаны, Сталин говорил: национальный вопрос — в основе своей аграрный вопрос.

Мы видим, на какую далёкую перспективу была рассчитана Программа партии, принятая II съездом, и как она подтвердила свою верность в 1917 году. Но в 1903 году этот документ оказался первой развилкой между большевиками и меньшевиками. При этом большевики выступали как новаторы, а меньшевики не хотели делать ни шагу дальше по сравнению с западноевропейской социал-демократией.

А теперь о Сталине как продолжателе дела Ленина. Ещё с хрущёвской поры в обществе ходит легенда, что Сталин якобы уничтожил ленинскую гвардию. А кто входит в ленинскую гвардию? Если взять 1912 год, когда VI (Пражская) Всероссийская партконференция впервые прошла как большевистская, то в избранном ею ЦК нет ни Троцкого, ни Каменева, ни Бухарина и других деятелей, которых часто относят к ленинской гвардии. Но там есть Сталин, Свердлов, Орджоникидзе, Калинин, то есть люди, большинство которых можно отнести к числу соратников Ленина. Но о них можно также с полным правом говорить как о ленинской гвардии. Сталин был очень верным последователем Ленина, меньшевики Грузии его дразнили, называя «правой ногой Ленина».

Сегодня вошли в моду попытки противопоставить Сталина Ленину. Нашёлся один автор, который даже написал, что марксизм — это арифметика, ленинизм — это математика, а сталинизм — это высшая математика. Такие люди совершенно не поняли ни Маркса, ни Ленина, ни Сталина. Сталин решительно отвергал само понятие «сталинизм», а когда на пленуме ЦК после XIX партсъезда Микоян сказал, что он — ученик Сталина, то Сталин ответил: у меня нет учеников, мы все — ученики Ленина. Сталин стремился воплотить в жизнь ленинские принципы строительства социализма».

И.Н. МАКАРОВ. Тут прозвучало о личном общении со Сталиным. Можно об этом поподробнее.

Ю.В. ЕМЕЛЬЯНОВ. Борис Олегович преувеличил, говоря о «личном общении». Я действительно был на парадах, на которых появлялся И.В. Сталин на Мавзолее. Ещё я сыграл роль переводчика Сталина в многосерийном фильме Озерова «Освобождение». А однажды актёр, который должен был играть роль Сталина, не приехал из Грузии. Прихожу на «Мосфильм», а мне говорят: «У вас будет другая роль». — «Какая?» — «Сталин!» И вот в считанные минуты на меня надели парик, и я играл Сталина в Кремле. Вот какое общение со Сталиным имел в виду Борис Олегович.

Глазами сегодняшнего поколения

Следующей выступала главный редактор «Информационного бюллетеня ЦК КПРФ», первый секретарь Калужского горкома КПРФ, кандидат социологических наук М.В. КОСТИНА. Она поставила вопрос: «Как сегодня оценивается большевизм в общественном сознании?» Марина Васильевна отметила, что многие социологические исследования дают интересный материал, и поделилась своими наблюдениями:

«Сразу хочу обратить внимание: несмотря на постоянное очернительство В.И. Ленина и большевистской партии в СМИ, оценка их деятельности в сравнении с другими политическими партиями начала XX века в России остаётся очень высокой. Совсем недавно, 6—10 июня 2013 года, был проведён опрос по репрезентативной выборке населения РФ Левада-центром. Респондентам предложили ответить на вопрос: «За какую из партий дореволюционной России вы бы проголосовали, если бы они принимали участие в выборах в ближайшее воскресенье?» На виртуальных выборах с большим отрывом победили большевики: за РСДРП(б) отдали бы голоса 25% опрошенных. Второе место заняли бы эсеры — 6%, третье — меньшевики (5%). За кадетов проголосовали бы 3% россиян, октябристам и черносотенцам досталось по 2% голосов. 58% респондентов не смогли отдать предпочтение какой-либо из предложенных партий. Стоит обратить внимание, что, как и почти сто лет назад, среди россиян почти нет приверженцев партий крупного капитала (октябристы), либералов (кадеты) и националистов-монархистов (черносотенцы).

Примечательно, что респонденты в принципе соглашаются с большевиками в оценке положения в дореволюционной России. Социологи поставили вопрос так: «Согласны ли вы с известным определением Ленина: «верхи не могут», «низы не хотят» жить по-старому — применительно к нынешней России?» 16% респондентов ответили «определённо да»; «скорее да» — 41%. В сумме эти две группы составляют 57%. «Скорее нет» ответили 21%, «определённо нет» — 6%, затруднились с ответом 16% опрошенных.

Чуть ранее опрос провели социологи ФОМ. В канун годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, во главе которой стояли большевики, они хотели выяснить, как современные россияне оценивают роль Октябрьской революции в судьбе страны и их семей. Получилось: доля утверждающих, что Октябрьская революция принесла их семьям больше пользы, в два раза превышает долю заявивших, что больше было вреда. Пользу респонденты видят прежде всего в бесплатном получении жилья, медицинской помощи и образования. Социологи ФОМ задали также вопрос: «С каким событием в истории нашей страны связан день 7 ноября?» Итог: 69% опрошенных считают: «7 ноября — Октябрьская революция 1917 года», «день рождения революции», «победа революции в 1917 году», «революционные события в России». Доля других оценок столь мала, что на них не стоит обращать внимания. 38% респондентов указывают, что это «особый день, важный, значимый».

Социальное равенство — одно из ключевых положений большевизма. Исследование Института социологии РАН «Двадцать лет реформ глазами россиян» показало, что доля сторонников социального равенства стабильно составляет более двух третей населения нашей страны. Причём в 2011 году она выросла до 73%. Таким образом, современное российское общество вовсе не отвергает принципиальные идеи большевизма. В таких условиях задача партии коммунистов — вносить социалистическое сознание в широкие слои трудящихся».

Ленинским курсом

Итоги «круглого стола» подвёл заместитель Председателя ЦК КПРФ Д.Г. НОВИКОВ:

«Мы отмечаем 110-летие II съезда РСДРП, но по существу мы говорим о точке отсчёта коммунистического движения в нашей стране. В своём постановлении, посвящённом юбилейной дате, Президиум ЦК КПРФ особо подчеркнул, что большевизм как идейное течение оформился именно по итогам Лондонского съезда. Более того, с этого момента во многом определилась история нашей страны в ХХ веке, которая ознаменована чередой блестящих свершений. Готовность Ленина и его соратников-искровцев до конца отстаивать принципиальные позиции заложила ту основу, на которую опирались и будущая победа революции, и построение первого социалистического государства, и победный май 1945-го, и советский космический триумф. На ней и сегодня стоит КПРФ, идейная наследница большевиков начала ХХ века.

Следует отметить и другое. Разложение внутри верхушки КПСС, последующее уничтожение СССР и реставрация капитализма в России порождены теми болезнями, с которыми коммунистическое движение боролось ещё в начале своей биографии. Потому очень многое роднит нас, нынешних коммунистов, с основателями большевизма. Мы во многом оказались в схожих условиях, сталкиваемся со знакомыми проблемами на новом витке истории.

Сохранение верности ленинским идеям позволяет нам успешно работать во враждебных условиях капиталистической реакции в течение более двух десятилетий. Скажу больше: любой непредвзятый наблюдатель отмечает, что только КПРФ и является, по существу, единственной массовой политической партией в нашей стране. Компартия России после своего возрождения в 1993 году строится на тех идейных и организационных основаниях, за которые боролись Ленин и искровцы на II съезде РСДРП. Их позиция была направлена на создание чёткой политической организации, а не кружка по интересам. Вчитываясь в протоколы выступлений Ленина на II съезде, поражаешься, с одной стороны, его прозорливости, а с другой — абсолютной актуальности сказанного им для дня сегодняшнего. Пережив предательство Горбачёва, мы особенно остро воспринимаем полемику вокруг навязываемой Мартовым так называемой эластичности партии, Ленин по этому поводу предупреждал, что она «несомненно раскрывает двери для всех элементов разброда, шатания и оппортунизма».

В ярких полемических выступлениях Ильича сочетаются и твёрдые теоретические посылы, и глубокое знание практической черновой работы партийного актива, когда он говорил о необходимости отграничить болтающих от работающих: «И едва ли найдётся другая страна, в которой бы смешение этих двух категорий было так обычно, вносило такую тьму путаницы и вреда, как в России».

Принятая в 1903 году Программа РСДРП оставалась её стержневым политическим документом вплоть до VIII съезда РКП(б). Во время её обсуждения выкристаллизовался образ нашей партии как защитницы всех трудящихся. Говоря о необходимости объединения усилий рабочих и крестьян, против чего многие тогда возражали, Ленин повторял, что «при известных условиях переход того или иного слоя трудящихся на сторону пролетариата отнюдь не невозможен. Всё дело в том, чтобы точно определить эти условия». И сегодня, верная ленинским принципам, КПРФ не замыкается в себе. В противовес силам империалистической глобализации мы строим широкий фронт народно-патриотических сил.

Коммунистическое движение в нашей стране имеет богатую историю. Но в то же время наша идеология — более молодая, чем на глазах дряхлеющий либерализм, а главное — именно в ней выход из исторического тупика капитализма. Уверен, у нашей партии и нашего народа хватит сил, чтобы продолжить дело, начатое 110 лет назад». 


Версия для печати

Назад к событиям