Последний штрих – крах военной реформы

2 Августа 2013 RSS лента
Последний штрих – крах военной реформы

Автор: Павел Лыткин

Крупнейшие за прошедшие два десятилетия учения закончились. Свистопляска в СМИ об их сокрушительном успехе, наконец, затихла, и пришло время подводить реальные итоги. В ходе встречи с президентом министр обороны Шойгу, сказав ритуальные фразы, об умопомрачительных результатах и фантастических достижениях своего нового ведомства, заговорил о необходимом. Хотя Сергей Кожугетович и не кадровый офицер, всё же это достаточно адекватный глава Минобороны и полный антипод Сердюкова. Он прислушивается к мнению профессионалов и делает выводы. Они вполне здравые, хотя и паллиативные. Но других мер в заданном ему прокрустовом ложе Шойгу предложить Путину не может. А сказал он президенту то, что является фактическим признанием краха военной реформы.

Хотя президенту понравилось, как по полигону катались «машинки» и громко стреляли, министр обороны обязан учитывать не только свето-звуковые эффекты, но и количество попаданий в мишени, результаты выполнения упражнения № 6 для механиков-водителей, а они удручающие. Выделяемых для обучения солдат срочной службы боеприпасов, топлива и моторесурсов категорически недостаточно. Тем более, что срок срочной службы всего год. Когда эту дурость принимали в угоду либералам и дамочкам из организации «солдатских матерей», тогдашний министр обороны Сердюков уверял, что уровень боевой подготовки солдат-срочников не пострадает, а даже повысится. Сокращение длительности срочной службы было тогда самой модной мулькой «военной реформы Сердюкова». Какая мамочка не хочет, чтобы её чадо вернулось домой из армии на год раньше? Правильно – все хотят. А ещё пунктами «реформы» были: сокращение офицеров и ликвидация института прапорщиков, передача хозяйственных функций частным гражданским компаниям, сокращение «избыточного» количества военных городков, баз и аэродромов, закупки импортной техники, потому что советская «устарела», и постепенный переход на контрактную (читай: наёмную) армию.

Довольно долго пропагандистская машина режима игнорировала поток скандалов, окружавших Сердюкова, и показывала первого гражданского министра обороны в самых выигрышных позах. Он бодро рапортовал сначала Путину, потом Медведеву, потом опять Путину о грандиозных успехах военной реформы своего имени. И оба самодержца в ответ важно надували щёки. Прошло долгих пять с лишним лет, и когда сумма скандалов вокруг Сердюкова, его некомпетентность, хамство и фантастическое по наглости воровство заставили Путина отправить своего самого любимого министра в отставку. После его ухода пришло время подводить итоги. Они почему-то точно совпали с самыми мрачными прогнозами экспертов. Первый гражданский министр-казнокрад развалил вооружённые силы…

Частные компании пилят бюджет куда успешней, чем военные тыловики. Сообщают, что на Дальнем Востоке солдат и матросов уже кормят ритуальным супом с червями, как на броненосце «Потёмкин». Господа гражданские «бизнеснюки» крадут всё подряд. Форма от Юдашкина оказалась настолько скверной, что от неё решили отказаться. Импортная техника оказалась дорогой и безнадёжно плохой, в точности с информацией, которую о ней сообщали профильные специалисты. Вертолётоносцы типа «Мистраль» оправдали все мрачные прогнозы моряков. Вертолёты Камова в их ангар не помещаются, и первое корыто из этой серии построили, увеличив высоту ангара. Какие получатся результаты из этой «модернизации» проекта, не сообщают, но подозреваю, что самым разумным решением, к которому придёт командование флота будет отправка свежепостроенного корабля на слом в Бангладеш. Ну не пополнять же за счёт российских налогоплательщиков французский флот. Купят наш «Мистраль» французы за меньшую сумму, чем впарили этот шедевр Сердюкову…

Материал о положении с базированием авиации такой страшный, что к нему трудно что-то прибавить. Оказывается, большую часть ударной авиации Сердюков сосредоточил на аэродроме «Балтимор». Положение даже хуже, чем в 1941 году. Тогда авиация Западного особого военного округа была сосредоточена на нескольких аэродромах, и значительная часть её была уничтожена на земле в первые часы войны. Шойгу по итогам июльских учений уже приказал рассредоточить самолёты по аэродромам, на которых они базировались до предательских решений Сердюкова. Но они были брошены и разграблены. Взлётные полосы сохранились, а электросети растащили. Ни световые системы посадки, ни средства связи, ни радиолокационные станции работать не могут. Их надо восстанавливать. На это нужны деньги, специалисты и время. И пока что организовать процесс боевой подготовки на аэродромах, уничтоженных при Сердюкове, нельзя.

Институт прапорщиков и мичманов уже восстанавливают. Заменить профессионалов, которых готовили год, сержанты с шестимесячной подготовкой не могут. Но разрушить кадровый каркас армии оказалось проще, чем его восстановить, о чём эксперты тоже предупреждали.

И вот Шойгу констатировал полный провал военной реформы. Правда этой фразы Сергей Кожугетович не произнёс. Но он попросил президента увеличить количество боеприпасов и топлива на боевую подготовку, поскольку того, что выделяется не достаточно. Кроме того он просил у Путина максимально расширить список военно-учётных специальностей для солдат контрактников, поскольку солдаты срочной службы не могут получить необходимой подготовки. Сказал столь важные слова Сергей Кожугетович затихающим голосом, опуская голову. Главнокомандующий почему-то тоже опустил голову, после этого оба начальника как-то сразу перешли на другую тему, будто при монтаже сюжета нежелательный фрагмент вырезали.

Дело в том, что когда «придумали» сократить срок службы, количество средств на боевую подготовку оставили прежним – счетовод Сердюков вполне здраво предположил, что деньги на солярку, снаряды и патроны можно сэкономить и распилить. Пошли многочисленные сюжеты про то, как солдатики после двух месяцев, как по волшебству, осваивают танки и БМП. Новый министр Шойгу, потупив глаза, фактически сознался – действительно, по волшебству. Телевизионному… Для того, чтобы освоить военно-учётную специальность новобранцу надо израсходовать определённое количество патронов, гранат, снарядов, тонн солярки, километров пробега. Если время срочной службы сокращается вдвое, то количество расходных материалов надо увеличить вдвое. Если не увеличить, то парни зря потратят время, а государство — и деньги, и время, которого может не хватить в трудный час.

Все годы «сердюковщины» страна не просто потратила зря, она их потеряла. Даже больше. Ломать – не строить. Для наглядности расскажу то, что знаю. Механик-водитель танка в 1982-84 годах должен был за два года службы пройти 650 километров, управляя танком. Первые шесть месяцев, первый период, в учебной дивизии — 260 километров. Следующие три периода службы в линейной части по 130 километров. К концу службы механики-водители более или менее осваивали вождение танков в различных условиях. Офицеры и прапорщики знали и умели куда больше. Пробег 650 километров солдат-механик накручивал за два года. После сокращения срока службы до одного года пробег надо было увеличивать вдвое. А это не только солярка, но ещё и моторесурс двигателя, ресурс гусениц, ходовой части – то есть деньги, которых давать не хотят. Чего стоит экономия, я видел. В жаркий летний полдень 1984 года вел свой танк в запасный район, а из обеих обочин грейдера торчали танки. Перед нами шёл второй батальон, а в нём старослужащих механиков за две недели до начала учений заменили выпускники учебки. Их готовили полгода и достаточно добросовестно. Но шести месяцев всё же оказалось мало. Учения были «Щит-84» с возможностью перехода в войну.

Шойгу опустил глаза, потому что ему профессионалы говорят: расходы на подготовку контрактников такие же, как и срочников. Наработанные навыки быстро теряются. Их надо готовить постоянно. День за днём, год за годом, до конца службы. В формально наёмной армии США солдаты служат в среднем только четыре года. Рядовым дольше по своей воле не выдержать. Профессиональный солдат может хорошо делать только две вещи – участвовать в карательной операции и сдаваться в плен. Уровень боеготовности солдат и сержантов зависит от объёма и качества боевой подготовки, а не от срока службы. Сказки про неуязвимых наёмников – миф. К тому же, наёмная армия втрое дороже призывной, при том же конечном результате и отсутствии подготовленного резерва. А самодержец опустил голову, потому что реформа вооружённых сил — его замысел, а Сердюков — только «прораб перестройки». Поэтому его до сих пор и не арестовали за все «достижения». Хотя хищения недвижимости и продуктов — это семечки. Главное – это развал вооружённых сил. А за него другой спрос. 


Версия для печати

Назад к событиям