Минобороны утилизирует 400 самолетов и вертолётов

17 Мая 2013 RSS лента
Минобороны утилизирует  400 самолетов и вертолётов Автор: Павел Лыткин

Как сообщают «Известия», Министерство обороны РФ объявило тендер на утилизацию свыше 400 летательных аппаратов. В список машин, приговорённых к разделке, попали и такие, которые по праву могут занимать места в музеях — первые экземпляры легендарных Ту-160, Ту-22М, Ми-24А.

Надо сказать, что поднятая тема – неоднозначная и многоплановая. Авиатехника, в первую очередь военная, производится для конкретных целей, у неё есть эксплуатационный ресурс, после выработки которого летательный аппарат надо либо списывать, либо отправлять на ремонтный завод для ремонта и продления срока эксплуатации. Судьба списанных машин может быть разной. В большинстве случаев это утилизация, но если речь идёт об уникальной машине, которая представляет интерес для истории отечественного или мирового авиастроения или о машине, на которой летал вошедший в историю человек, или о каком-то похожем варианте, самолёт (вертолёт) надо реставрировать и отправлять либо в какой-нибудь музей авиации, либо устанавливать в качестве памятника.

Самолёты и вертолёты – это материальные памятники истории, в конце восьмидесятых годов прошлого века историки и авиаторы рвали на головах волосы и заламывали руки, потому что сотни уникальных самолётов, ставших вехами на пути развития советской и мировой авиации, были уничтожены ради 16 граммов серебра и 3 грамм платины. Для историков представляют огромную ценность кусочки бересты и наконечники стрел, цена которым в своё время была медный грош, а самый первый Ми-24 или Ту-160 бесценны.

Другая часть проблемы — самолёты, которым в ВВС сейчас нет замены, должны летать до последней возможности. Если самолётов Ту-160 22 или 23 машины, то самолёту выпуска 1984 года рано отправляться на пенсию в Монино. Слишком большой урон нанесёт парку бомбардировщиков Ту-160 списание даже одной машины. Если ВВС остро нужны самолёты-калибровщики, то все ремонтопригодные Ан-26 этой модификации должны быть поставлены на крыло. Тоже самое касается самолётов радиотехнической разведки Ан-26РТ. Тем более, что в контртеррористических операциях их значение резко возрастает, хотя пилоты этих машин не умеют портить кирпичи с криком «Кияя!!!»

Даже устаревшие МиГ-21 с невыработанным лётным ресурсом могут сгодиться в тяжёлое время. Есть проект модернизации этих самолётов в модификацию Миг-21-93 «Копьё», очень дешёвый. Тогда комплексные возможности модернизированных машин позволят применять их и сегодня. Тем более это касается более современных Су-22М, их выпускали ещё в 90-е годы.

Сомнительным представляется и списание учебно-боевых самолётов L-39 «Альбатрос». Сегодня выпуск новых учебно-боевых самолётов Як-130 сталкивается с многочисленными трудностями, вызванными развалом оборонной промышленности и составляет 5-7 машин в год. Лучше курсанты авиаучилищ будут становиться на крыло на старых L-39, чем маршировать по плацу и стрелять из рогаток по портретам бывшего министра обороны. Когда Яков выпустят достаточно, «Альбатросам» можно будет уйти на покой в Монино и на пьедесталы перед входом в летные училища, а пока рано.

Есть ещё один очень важный аспект, за который любители серебра и платины хватаются как за соломинку. Истечение ресурса. Да, ресурс уже истекает, но далеко не у всех машин, назначенных на списание. Однако, главное другое. Могучему советскому авиапрому было тесно даже на мировом рынке. Сотни заводов работали, директора и секретари парткомов вымогали из министра премии для трудовых коллективов, а из циклопических заводских цехов потоком шли самолёты. В таких условиях лётный ресурс советских самолётов был искусственно занижен. Тогда это был рациональный ход. Но сейчас ситуация прямо противоположная – авиапром разгромлен. Восстановить его можно, но для этого нужно время. Так, что пока новых самолётов недостаточно летать надо на том, что осталось с более цивилизованных времён. Для примера – история с транспортником Ан-12. КБ Антонова в шестидесятых годах проверяло ресурс планера по взлётам и посадкам. На стенде планер прошёл без перерыва 10 тысяч циклов «взлёт-посадка», сотрудники КБ выбились из сил, плюнули на это безнадёжное дело и записали ресурс планера как министерство приказало – всё равно реальная живучесть была во много раз больше.

Так, что большинство приговорённых самолётов может гарантировано летать многие годы, а с крысятничеством пора кончать. Министерство — инерционный бюрократический механизм. Сердюков уже бывший министр, а его планы по разделке и распилу ещё работают. 


Версия для печати

Назад к событиям