Каким был подлинный Котовский?

2 Апреля 2013 RSS лента
Каким был подлинный Котовский? Источник: Газета «Правда», Владислав Гросул. Доктор исторических наук, профессор.

В этом году исполняется 88 лет со дня гибели легендарного советского полководца Г.И. Котовского. Хорошо известно, когда он был убит, где, кем и из какого оружия. Неизвестно только, кто был заказчиком этого подлого преступления и какие причины ему способствовали. На этот счёт было высказано немало разного рода версий, но какая из них соответствует действительности, для нас, профессиональных историков, пока остаётся неизвестным.

Я хорошо был знаком с сыном Котовского — Григорием Григорьевичем. Он был интеллигентнейшим человеком. В Институте востоковедения заведовал большим отделом по истории и экономике Индии, владел несколькими иностранными языками, участвовал во многих международных форумах учёных. На одном из них я был свидетелем, как Григорий Григорьевич легко переходил с одного языка на другой и каким большим уважением он пользовался в кругу специалистов-востоковедов. Мы с ним неоднократно говорили о его отце и, конечно, затрагивали вопрос о том загадочном убийстве. Точного ответа, кто именно стоял за спиной убийцы знаменитого комкора, он тоже не знал, но обычно увязывал его с тем, что М.В. Фрунзе предполагал назначить Котовского своим заместителем и этого кому-то очень не хотелось.

В июне 2001 года в связи со 120-летием со дня рождения Г.И. Котовского я опубликовал о нём статью в кишинёвской газете «Коммунист» и вскоре ознакомил с ней Григория Григорьевича. Он был очень рад публикации, и у нас с ним по этому поводу состоялся продолжительный разговор. Никто не мог знать, что этот разговор, увы, будет последним. Григорий Григорьевич умер от сердечного приступа в здании посольства Индии в Москве. Вскоре в той же газете я опубликовал статью под названием «Сын Котовского», где рассказал о том, о чём ранее не писали. О его активном участии в Великой Отечественной войне, в частности, о боях под Севастополем, где он под другой фамилией попал в фашистский плен, прошёл через концлагеря, работал в норвежских каменоломнях, где выдержал далеко не каждый. По возвращении учился на историческом факультете МГУ.

Был я знаком и с несколькими котовцами. Двоюродный брат моего отца Панфилий Гросул служил у Котовского, и он был первым, кто рассказал мне, тогда ребёнку, о своём командире. Встречался я и с котовцами, жившими в Москве, в частности, с генералом В.Л. Цетлиным. Старый генерал, выйдя в отставку, часто захаживал в Центральный архив, что на Большой Пироговской, где во время обеденного перерыва мы порой прогуливались по садику, и он мне рассказывал о Котовском, Якире и других участниках тех далёких событий.

Котовцы, вспоминал генерал, боготворили своего командира, и не только за его колоссальную физическую силу, природный ум и необычайную смекалку. Пожалуй, больше всего обожали за органическую потребность в справедливости. Вот эта потребность и привела его в начале минувшего века в число бунтарей, которые открыто выступили против произвола, царившего в дореволюционной России. Он выбрал свой путь борьбы. В то время экспроприации считались одной из форм революционного сопротивления. Изъять неправедно присвоенные богатства и направить их на поддержку революционного движения или передать беднякам считалось делом достойным. Сам Котовский был довольно образованным по тем временам человеком. Он имел специальное агрономическое образование, которое собирался продолжить в одном из германских сельскохозяйственных институтов, владел несколькими языками, обладал литературными и музыкальными способностями.

Подвигла же меня на написание данной статьи телепередача на канале «ТВЦ» — «Постскриптум» А. Пушкова. Вообще-то сам «Постскриптум» я уже давно не смотрю. Не по душе мне его оголтелый антисоветизм и ангажированность. Но недавно позвонил коллега и сказал, что видел очередную пушковскую передачу, где был сюжет о Котовском. Порекомендовал мне посмотреть повтор, который бывает по понедельникам. Так я стал зрителем этой передачи.

Уже сам анонс, который повторялся неоднократно и начинался словами «Уголовник или красный командир?», означал тенденциозность и прямой обман. Разве неизвестно, что Котовский был красным командиром, и разве это можно опровергнуть? Но Пушков гнул свою линию…

Так вот, муж моей родной тётушки Евгении, как и Котовский, был родом из Ганчешт и назвал мне имена своих односельчан, которым Котовский оказал в то время материальную помощь: кому-то помог купить корову, кому-то — починить крышу. И когда я в середине 60-х годов впервые посетил Ганчешты, которые тогда назывались Котовское, сотрудница местного дома-музея его имени рассказывала, что в селе ещё есть люди, знавшие Григория Ивановича. Рассказы о его дерзких налётах и о помощи бедным расходились по всей Бессарабии. Его называли российским Робин Гудом, бессарабским Дубровским, молдавским гайдуком, а гайдуков в Молдавии считали народными мстителями.

Но есть ещё одна сторона его деятельности, о которой в советские годы не очень было принято распространяться: он оказывал материальную поддержку эсерам и анархистам-коммунистам. Тем не менее уже тогда об этом рассказывал лично знавший его С.Г. Сибиряков, а позднее — писатель М.И. Новохатский.

Г-н Пушков заявил во всеуслышание, что «уголовник Котовский примазался к революции в 1917 году». И это ложь: Котовский был участником революции 1905 года, и молдавский историк А.С. Есауленко ещё в 1955 году опубликовал книжку под названием «Г.И. Котовский в годы первой русской революции». Сама охранка рассматривала Котовского не как уголовника, а как политического. Достаточно зайти в Государственный архив Российской Федерации и посмотреть картотеку Департамента полиции, чтобы убедиться: там есть карточка на Котовского, благодаря которой можно ознакомиться с теми делами, где он фигурирует.

Так вот, упоминается Котовский в делах по Особому отделу Департамента о социалистах-революционерах и анархистах-коммунистах. Тогда в Бессарабии не было сильных большевистских организаций, и многие из тех, кто шёл в революцию, присоединялись поначалу к другим революционным партиям.

Кстати, до тех пор, когда он принял активное участие в Первой мировой войне, за Котовским не было каких-либо убийств. А на фронте он проявил храбрость и инициативность, за что был награждён Георгиевским крестом и первым офицерским чином.

Ни к кому он не «примазывался», и уже в конце 1917 — начале 1918 года возглавлял первый революционный отряд, который оказывал сопротивление румынским оккупационным войскам и поддерживавшим их белогвардейцам генерала Щербачёва. Котовский был в числе первых строителей Красной Армии, тех, кто во главе с В.И. Лениным защищал Страну Советов. Он сражался против немецких, австро-венгерских, румынских, французских и прочих интервентов и, кстати, не нажил никаких богатств. «Несметные» богатства Котовского — это миф, который не имеет под собой никаких оснований. Когда Котовский умер, его семья — жена О.П. Котовская, врач по профессии, ученица знаменитого Бурденко, и двое маленьких детей — оказалась в тяжелейшем материальном положении. Котовцам пришлось взять шефство над семьёй любимого командира.

Хорошо известно, как воевал Котовский. Об этом существует множество книг и статей. И.В. Сталин, который знал его по советско-польской войне, дал ему самую высокую характеристику, сказав при этом: «Храбрейший среди скромных наших командиров и скромнейший среди храбрых — таким помню я т. Котовского». А М.В. Фрунзе в телеграмме соболезнования назвал Котовского «лучшим боевым командиром всей Красной Армии». Как известно, 2-й кавалерийский корпус, который возглавлял Котовский, был образцовым. В нём прошли подготовку многие бойцы Красной Армии. Были среди них будущие командиры полков, дивизий, корпусов. Большая часть из них приняла активное участие в Великой Отечественной войне. Так что Котовский внёс свою лепту в победу и в этой войне. Его именем называли партизанские отряды, подпольные организации в тылу врага. Мобилизующую роль сыграл в те годы и фильм о Котовском, где главную роль исполнил Н.Д. Мордвинов. Первый раз я видел этот фильм ещё во время войны, и, подобно мне, многие миллионы советских мальчишек смотрели его с горящими глазами.

В своём кавалерийском корпусе Котовский великолепно поставил хозяйственную часть. По этой причине Ф.Э. Дзержинский хотел, чтобы Котовский возглавил формировавшуюся тогда Трудовую армию, и на этой почве между Дзержинским и Фрунзе даже возникла дискуссия. Фрунзе настоял, чтобы Котовский остался в Вооружённых Силах.

За участие в Гражданской войне Котовский был награждён тремя орденами Красного Знамени и Почётным революционным оружием, то есть ещё одним Красным Знаменем, но на клинке. В те годы иметь орден Красного Знамени — это всё равно, что во время Великой Отечественной войны стать Героем Советского Союза. Таких героев, как Котовский, можно было пересчитать по пальцам. Но создателям «Постскриптума» это не важно. Им, видимо, милее белогвардейцы. Конечно, они громко щёлкали каблуками, артистично козыряли, галантно целовали дамам ручки. Но при всём при том почему-то проиграли на всех фронтах Котовским, Чапаевым и Блюхерам.

Почему? В какой-то мере на этот вопрос ответил, как известно, генерал Деникин, писавший, что чем дальше, тем больше белые осознавали, что против них был сам русский народ. И ещё: «У нас не было Ленина».

Тот же Деникин писал о том, что «красные воевали неординарно». Действительно, Котовский воевал нестандартно. Можно вспомнить, как он разгромил банду Матюхина. Эта операция не имеет аналогов в истории военного искусства. Кое-кто льёт слёзы по поводу того, что большевики расправились с тамбовскими крестьянами. Но не с крестьянами воевала Красная Армия, а с вооружёнными бандитами, убивавшими советских работников и грабившими тех же крестьян. Сколько раз писали о том, что красные якобы травили крестьян газами. Да, М.Н. Тухачевский отдал приказ использовать газы с целью выкуривания антоновцев, засевших в лесах. Но по настоянию самих большевиков этот приказ отменили через три дня, и никто газами отравлен не был. Инсинуации «Постскриптума» — из рода тех же самых мифов. Ведь Пушков, судя по рубрике, начал этой передачей целый цикл — «Авантюристы на службе революции». А до этого, как мне рассказали, прошла и ещё одна серия — «Фурии революции». Задача ясна: принизить, замазать грязью героев Октября и Гражданской войны.

Версия для печати

Назад к событиям