Знамя классовых баррикад

16 Февраля 2013 RSS лента
Знамя классовых баррикад Источник: Газета «Правда».
Автор: Виктор Трушков.


К 165-летию выхода в свет «Манифеста Коммунистической партии»

В предисловии к немецкому изданию «Манифеста Коммунистической партии» в 1883 году Ф. Энгельс напоминал, что «со времени разложения первобытнообщинного земледелия… вся история была историей классовой борьбы». Ни один серьёзный исследователь общества не подверг сомнению этот вывод. Но произведение, которое кратко, ёмко, с научной точностью раскрыло природу классовой борьбы, её меняющихся участников и её конечную цель, появилось только 165 лет назад. Им стал вышедший в начале февраля 1848 года «Манифест Коммунистической партии», созданный Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом. Все последующие программные документы всех коммунистических партий планеты смотрелись в «Манифест», как в зеркало, которое безошибочно отражает истинную приверженность революционному делу пролетариата, созидательному делу социализма-коммунизма. Это зеркало не замутилось до сих пор.

Буржуазия и пролетариат

Да, «Манифест Коммунистической партии» был лишь первым произведением зрелого марксизма. После него развитию этого учения был посвящён монблан трудов. Ещё почти 35 лет беззаветно служил пролетариату К. Маркс, а Ф. Энгельс — даже 47 лет. Но именно Энгельс в последнем своём предисловии к очередному изданию работы, которое он написал уже в 1890 году, подчёркивал, что «Манифест Коммунистической партии» имел собственную судьбу» и она подтверждает неизбежность окончательной исторической победы изложенных в нём принципов. Весь XX век и уже прошедшая восьмая часть XXI столетия убеждают в справедливости основных положений этого труда, которым было заложено великое учение.

В начале первой главы Маркс и Энгельс указывали: «Наша эпоха, эпоха буржуазии, отличается, однако, тем, что она упростила классовые противоречия: общество всё более и более раскалывается на два больших враждебных лагеря, на два больших, стоящих друг против друга, класса — буржуазию и пролетариат». Разве этот вывод классиков не подтверждается сегодняшним положением капиталистической России? Вот официальные данные Росстата: владельцы крупных и средних капиталов составляют 1,4% занятого в экономике населения РФ, а эксплуатируемые ими наёмные работники — 87%.

Первая глава «Манифеста Коммунистической партии» называется «Буржуа и пролетарии». Именно эти классы являются в капиталистическом обществе полярными силами с антагонистическими интересами. Россия, в которой насильно реставрирован после августа 1991 года капитализм, подтверждает правоту Маркса и Энгельса. Сейчас у нас часто спорят о терминах, — возможно, иногда потому, что давно не заглядывали в созданную классиками 165 лет назад работу. Между тем в примечании к английскому изданию 1888 года Энгельс дал очень чёткие определения: «Под буржуазией понимается класс современных капиталистов, собственников средств общественного производства, применяющих наёмный труд. Под пролетариатом понимается класс современных наёмных рабочих, которые, будучи лишены своих собственных средств производства, вынуждены, для того чтобы жить, продавать свою рабочую силу».

Мы сегодня наполняемся гневом, видя варварское отлучение школьников от Гоголя и многих других великих русских писателей, возмущаемся искажением гуманистических ценностей отечественной литературы, живописи, музыки, не соглашаемся с фальсификацией истории, не приемлем дегуманизацию всей культурной сферы современной России… Но это — неизбежное следствие всевластия буржуазии. Ещё 165 лет назад Маркс и Энгельс отмечали: «В ледяной воде эгоистического расчёта затопила она священный трепет религиозного экстаза, рыцарского энтузиазма, мещанской сентиментальности. Она превратила личное достоинство человека в меновую стоимость…» Она, вытеснив всё неторгашеское из духовной жизни, «заменила эксплуатацией открытой, бесстыдной, прямой, чёрствой. Буржуазия лишила священного ореола все роды деятельности, которые до тех пор считались почётными и на которые смотрели с благоговейным трепетом. Врача, юриста, священника, поэта, человека науки она превратила в своих платных наёмных работников».

И мы сегодня, учитывая всю новизну, внесённую в жизнь 165 годами развития общества, говорим, что современный пролетариат — это класс эксплуатируемых наёмных работников физического и умственного труда.

Кризис — второе лицо капитализма

Пять лет назад, когда В. Путин уверял, что уже бушевавший на Западе финансовый кризис не пересечёт границы РФ, российские буржуазные СМИ хихикали над тем, что Европа бросилась читать Карла Маркса. Так хихикало невежество доморощенных горе-аналитиков. Уже в «Манифесте Коммунистической партии» Маркс и Энгельс твёрдо констатировали: «Современное буржуазное общество, с его буржуазными отношениями производства и обмена, создавшее как бы по волшебству столь могущественные средства производства и обмена, походит на волшебника, который больше не в состоянии справиться с подземными силами, вызванными его заклинаниями. Вот уже несколько десятилетий история промышленности и торговли представляет собою лишь историю возмущения современных производительных сил против современных производственных отношений, против тех отношений собственности, которые являются условиями существования буржуазии и её господства. Достаточно указать на торговые кризисы, которые, возвращаясь периодически, всё более и более грозно ставят под вопрос существование всего буржуазного общества».

Уже 165 лет назад в этом труде была раскрыта природа таких кризисов: антагонизм между производительными силами и производственными отношениями капитализма: «Производительные силы, находящиеся в его распоряжении, не служат более развитию буржуазных отношений собственности; напротив, они стали непомерно велики для этих отношений, буржуазные отношения задерживают их развитие; и когда производительные силы начинают преодолевать эти преграды, они приводят в расстройство всё буржуазное общество, ставят под угрозу существование буржуазной собственности. Буржуазные отношения стали слишком узкими, чтобы вместить созданное ими богатство. Каким путём преодолевает буржуазия кризисы? С одной стороны, путём вынужденного уничтожения целой массы производительных сил, с другой стороны, путём завоевания новых рынков и более основательной эксплуатации старых».

Сегодня мы являемся свидетелями уже не периодических кризисов торговли или перепроизводства товаров в результате низкой покупательной способности населения, не кризисов «мыльных» финансовых пузырей и даже не «системных кризисов» экономики. Сейчас кризис превращается в неотлучное состояние экономики капитализма. Дело даже не в том, что нынешний кризис по своей продолжительности побил рекорд Великой депрессии. Состояние внутреннего кризиса современной буржуазной экономики убедительно продемонстрировала реставрация капитализма. Надо заметить, что она вообще обнажила все изъяны и язвы жизнеустройства, основанного на всевластии частной собственности. Но особенно очевидно бесперспективность и несостоятельность капиталистической реставрации проявилась в её отношении к производительным силам.

Во-первых, она оказалась неспособна освоить материально-техническую базу, доставшуюся ей от советского строя. По данным исследователей, производственные мощности российской промышленности, созданные в ходе социалистического созидания, в 1990-е годы использовались не более чем наполовину. Но и в составе действующего оборудования в конце ХХ столетия 85% его приходилось на технику, которая была установлена в советские годы. О масштабах разрушения хозяйственных связей говорит уже то, что без ввода в действие новых производственных мощностей количество машиностроительных и металлообрабатывающих предприятий выросло в… 10 (десять!) раз — из-за беспощадного дробления успешно работавших производственных и научно-производственных объединений и заводов.

Во-вторых, реставрация капитализма оказалась неспособна найти применение не только для вещностной составляющей производительных сил. Она не смогла использовать и созданную советской системой главную производительную силу общества — рабочую силу человека. Об этом убедительно говорит, во-первых, неуклонное сокращение как доли, так и численности квалифицированных рабочих, во-вторых, целенаправленное уничтожение стройной системы подготовки рабочих кадров.

Социализм — историческая неизбежность

Пытаться отремонтировать нынешний социально-экономический и общественно-политический строй бессмысленно. Испытанным локомотивом истории являются революции, что было отмечено мыслителями ещё до Маркса и Энгельса. Сущность необходимого качественного скачка понятна: коренная смена господствующих отношений собственности. В «Манифесте Коммунистической партии» его авторы исследовали социальные силы, которые способны решить историческую задачу изменения общественного жизнеустройства. Ответ недвусмысленный: «Из всех классов, которые противостоят теперь буржуазии, только пролетариат представляет собой действительно революционный класс». Маркс и Энгельс поясняют: «У пролетариев нет ничего своего, что надо было бы им охранять, они должны разрушить всё, что до сих пор охраняло и обеспечивало частную собственность».

Сегодня порой ищут опору в «среднем классе». Но «средние сословия: мелкий промышленник, мелкий торговец, ремесленник и крестьянин, — писали классики, — все они борются с буржуазией для того, чтобы спасти своё существование от гибели, как средних сословий. Они, следовательно, не революционны, а консервативны. Даже более, они реакционны: они стремятся повернуть назад колесо истории. Если они революционны, то постольку, поскольку им предстоит переход в ряды пролетариата, поскольку они защищают не свои настоящие, а свои будущие интересы, поскольку они покидают свою собственную точку зрения для того, чтобы стать на точку зрения пролетариата».

Невозможно пройти мимо этих глубоко научных выводов. «Средний класс» по своей природе противоречив. Стремясь к самосохранению в своём нынешнем состоянии, он готов принять социализм, но только… буржуазный. 165 лет назад родоначальники научного коммунизма писали: «Буржуа-социалисты хотят сохранить условия существования нынешнего общества, но без борьбы и опасностей, которые неизбежно из них вытекают. Они хотят сохранить современное общество, однако без тех элементов, которые его революционизируют и разлагают. Они хотели бы иметь буржуазию без пролетариата…»

«Средний класс» становится нашим союзником в антикапиталистической борьбе, когда переходит на точку зрения пролетариата. Но для этого требуется, чтобы в революционном движении ведущая роль уже принадлежала пролетариату и он твёрдо держал её в своих крепких руках. У него надёжный ориентир: социализм-коммунизм. В 1890 году Ф. Энгельс пояснял, что Маркс и он не могли назвать свою работу «социалистическим манифестом», так как «социализм в 1847 году означал буржуазное движение, коммунизм — рабочее движение». В написанной 165 лет назад работе её авторы не рассматривают эти понятия как разные ступени общественного развития. Они рисуют образ будущего, исходя из возможности разрешения только тех противоречий, которые уже дают о себе знать в реальном обществе. Главное из них — противоречие между трудом и капиталом. Исходя из этого, авторы «Манифеста Коммунистической партии» определяют сущность социализма-коммунизма: «Отличительной чертой коммунизма является не отмена собственности вообще, а отмена буржуазной собственности.

Но современная буржуазная частная собственность есть последнее и самое полное выражение такого производства и присвоения продуктов, которое держится на классовых антагонизмах, на эксплуатации одних другими.

В этом смысле коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности».

После взятия власти пролетариатом и его союзниками на пути к социализму предстоит пройти длительный переходный период. Ему будут присущи и многоукладная экономика, и элементы буржуазного права. Но о переходном периоде от капитализма к социализму Маркс размышлял не в «Манифесте», а много позже.

Знамя классовых баррикад

Версия для печати

Назад к событиям