Гениальный план... для врага

30 Июля 2012 RSS лента
Гениальный план... для врага

Павел Лыткин,
для politpros.com

Тропа военно-технического прогресса очень извилиста и скрывается в потёмках. Неудивительно, что иногда военные и инженеры сначала бьются над какой-нибудь темой, оставляя в граните непознанного зубы, а потом вдруг понимают, что долго занимались темой, ведущей в тупик. Тогда среди них возникает вполне здравая идея подсунуть эту тему потенциальному противнику, чтобы он ею позанимался.

Так уже было. В самом конце войны немцы смогли построить несколько подводных лодок с единым двигателем, работавшем на водороде. Лодки достались в качестве трофеев Великобритании и СССР. Несколько лет наши инженеры и их британские визави бились с немецким чудо-оружием. Испытания подлодок сопровождались авариями, пожарами, взрывами, гибелью лодок и их экипажей. В конце-концов от порождения сумрачного германского гения отказались, а один из британских инженеров с нескрываемой досадой и раздражением констатировал, что это изобретение может принести Британии пользу, только если его подсунуть вероятному противнику. Пускай он горит и взрывается.

Нечто похожее происходит сегодня в вооружённых силах России. Наш "генияльный" министр обороны и его команда каптенармусов и счетоводов начали носиться с "новой" идеей, которую им подсунули наши "заклятые друзья" из НАТО. Сердюков заговорил о скором переходе всей российской армии только на колёсную бронетехнику. Более того, закупки списанных итальянских броневиков LMV и планы приобретения истребителей танков В-1 Centauro опять в Италии, говорят, что мистер Zвездюкоff и его верный каптенармус-герой Makaroff всерьёз увлеклись этой идиотской идейкой. Можно предполагать, что итальянским "товарисчам" пришлось изрядно раскошелиться на возбуждение "интереса" у двух гениев российского либерализма, но зато какой эффект наклёвывается!

Ну а теперь серьёзно и о грустном. Действительно, среди военных разных стран идеи унификации вооружения и техники живут постоянно. В частности, внедрения бронетехники на одном типе шасси. Или гусеничном или колёсном. Каждый раз оказывалось, что для боевых машин с альтернативным типом движителя есть много тактических ниш, где их предпочтительно использовать.

Применительно к Российской Армии дело выглядит следующим образом. На сегодня в парке боевой техники преобладают гусеничные машины. Большая часть боевых машин, предназначенных для перевозки пехоты и десантников, гусеничные. БМП-1, БМП-2, БМП-3, БМД-1, БМД-2, БТР-Д, МТ-ЛБ. Колёсных машин БТР-80, БТР-70, БТР-60 и БРДМ-2 значительно меньше. Соответственно специализированных боевых машин, предназначенных для выполнения узконаправленных задач, больше на гусеничном шасси. Потому что семейства боевых машин производились и производятся с использованием наиболее распространённых шасси. Для примера можно назвать самоходные противотанковые комплексы (СПТРК) Штурм-С 9П149 на шасси легкобронированного транспортёра МТ-ЛБ, противотанковые комплексы «Робот» на шасси бронетранспортёра воздушно-десантных войск БТР-Д, зенитно-ракетные комплексы Стрела-10 на шасси МТ-ЛБ и так далее. Есть правда и противотанковые комплексы на колёсном шасси, например Конкурс-С 9П148 на шасси БРДМ-2.

Почти вся самоходная артиллерия базируется на гусеничных шасси. Самоходные гаубицы «Пион» 2С7, «Мста»-С 2С19, «Гиацинт»-С 2С5, «Акация» 2С3, «Гвоздика» 2С1, самоходные миномёты «Тюльпан» 2С4, самоходные орудия «Нона-С» 2С9. Колёсные системы были представлены только двумя образцами — самоходной гаубицей Vz.77 «Dana» на оригитальном шасси «Tatra», закупленной СССР в 1989 году в ЧССР (108 машин) и несколькими самоходными орудиями «Нона-С» 2С23 на базе БТР-80.

Гусеничных БМП в Советской Армии было порядка 25000, колёсных БТР — немногим более 6000 машин. Такое соотношение гусеничных и колёсных машин было вполне рациональным.

Надо сказать, что гусеничные шасси сложнее и дороже в производстве. Их скорость на шоссе меньше, чем колёсных. Однако гусеничные машины имеют значительно большую проходимость на пересечённой местности. Следует отметить, что дорожная сеть на территории СССР, а теперь России — значительно меньше, чем во всех развитых странах. А условия местности и климат с продолжительной зимой, осенней и весенней распутицей делают преимущества в проходимости гусеничных машин ещё более важными. Грузоподъёмность гусеничного шасси больше, что позволяет разместить на нём более тяжёлые комплексы вооружения и более мощное бронирование, что в условиях войны высокой интенсивности крайне важно. Однако и для колёсных боевых машин было достаточно много тактических ниш, где они могли с успехом применяться. Всё это предопределило смешанное применение колёсных и гусеничных боевых машин и их количественное соотношение в войсках.

Было очевидно, что надо продолжать развивать сложившуюся концепцию оснащения войск бронетехникой. Отечественный оборонпром этим и занимался, борясь не только с техническими, но и с экономическими проблемами. После 1991 года наши заводы смогли провести через цикл испытаний и довести до уровня принятия на вооружение ряд гусеничных (БМД-3, БМД-4, БМПТ) и колёсных (БТР-90, БТР-80А, БПМ-97 (Камаз-43269), Газ-3937, Газ-2330) машин. Но здесь начались "странные" дела…

На вооружение были приняты только БМД-3, БМД-4 и БТР-80А. Без внятных причин было решено не принимать на вооружение БТР-90, БПМ-97 (Камаз-43269), Газ-2330 и ряд других. С Газ-2330 история известная. Господа Сердюков и Макаров, как нам представляется, хотели расчистить дорогу итальянской машине LMV «Пума» и пошли прямое на вредительство. Для того, чтобы у итальянского драндулета появились хотя бы какие-то преимущества над отечественной машиной ГАЗ получил условия конкурса, предусматривавшие испытания машины с 3-м классом защиты, а Ивеко на испытания выставил машину с 5-м классом бронирования. Таким шулерским способом гг. Сердюков и Макаров заявили, что итальянская машина лучше бронирована и на этом основании протащили решение о принятии на вооружение её. О том что за "шедевр" просватал нашим военным Сердюков и Ко писалось неоднократно, повторяться нет смысла. Но есть смысл коснуться другого «итальянца».

B-1 «Centauro» – это узкоспециальная машина, истребитель танков, вооружённый 105-мм пушкой. Ничего другого он делать не может. Принят на вооружение 1991 году. Темп производства 23-24 машины в год. Вполне возможно, что нам постараются всучить уже изношенные машины первых серий, после 20 лет эксплуатации в итальянской армии, как это получилось с «Пумой». При этом особой нужды именно в «Центавре» у Российской армии нет. Дело в том, что уже проходил испытания отечественный БТР-90. Среди его вариантов была машина вооружённая башней от БМП-3 - "тройчаткой" с комплексом из 100-мм орудия, 30-мм автоматической пушки и спаренного пулемёта ПКТ. Машина существует в металле. Формальным поводом отказа от БТР-90 стали его размеры. Это большая машина, с габаритами больше БТР-80 и массой в 22 тонны. Для колёсного шасси разница в 3 тонны имеет значение, а машина с "тройчаткой" была БМП с возможностью перевозки десанта. Если 100-мм орудия покажется недостаточно, то существует вариант установки башни от истребителя танков 2С25 со 125-мм гладкоствольной танковой пушкой – 2С28. И в этом случае истребитель на шасси БТР-90 будет легче «Центавра».

Бессмысленность принятия на вооружение итальянских машин очевидна. В этой ситуации появление вслед за планами их закупок в Италии ещё и концепции перевода всей техники Российской армии на колёсные шасси — не более чем попытка хоть как-то оправдать вредительство, переходящее в нечто большее. Поэтому лишний раз повторять "достоинства" и недостатки этого горе-прожекта нет смысла. А не воровать ли изволят их сиятельства? А не фиговый листок ли нужен им в виде "концепции перевооружения"?

Возникает вопрос, почему до сих пор главнокомандующий не снял Сердюкова и Макарова с должностей? Наличие маразма и идиотии исключается. И тут нас начинают мучить смутные сомнения…


Версия для печати

Назад к событиям