Л.И.Ольштынский. Продолжение «холодной войны» против советской истории

13 Июня 2012 RSS лента
Л.И.Ольштынский. Продолжение «холодной войны» против советской истории

Источник: Журнал «Политическое просвещение» № 3 (68) 2012
Автор: Ольштынский Леннор Иванович, доктор исторических наук, профессор.

«Холодная война», начатая Западом против СССР в 1946 году, не закончилась с разрушением Советского Союза и реставрацией капитализма на его территории, вопреки утверждениям политиков и СМИ.

Во-первых, потому, что само понятие «холодная война», навязанное общественному сознанию, не соответствует её скрываемому фактическому содержанию и целям, которые она преследует в политике западных держав во главе с США.

Холодная война — это не просто соперничество (идеологическое, политическое, экономическое) двух социальных систем в XX веке. В военной доктрине НАТО она рассматривается как особый тип войны в условиях ядерного противостояния сторон, которая планируется и проводится во второй половине XX века наряду с другими типами: всеобщей (тотальной) ядерной войной, ограниченными и локальными войнами (см.: Кингстон-Макклори Э. Военная политика и стратегия. — М., 1963).

Целью «холодной войны» против СССР и социалистических стран (как и других типов войн) было изменение общественного строя и подчинение стран экономическим и политическим интересам США на их пути к мировому господству. Методы ведения войны включали все формы борьбы, свойственные тотальной войне (экономические, политические, идеолого-психологические, подрывная деятельность внутри государства), кроме непосредственного использования оружия.

Ведущую роль играла идеолого-психологическая борьба и применение так называемого «организационного оружия» — утверждение своих ставленников в руководстве противостоящей страны и использование подготовленной «пятой колонны» для политической борьбы. Военная оккупация не требуется, когда свои ставленники в руководстве противостоящей страны способны управлять государством в интересах страны, победившей в «холодной войне».

40 лет разрушением социалистического сознания занимались СМИ западного мира, руководимые из центра в США (ЮСИА — USIA — Информационное агентство США) с использованием материалов, разрабатываемых в «советологических» учреждениях; формировалась сеть «агентов влияния» и готовилась «пятая колонна». С началом горбачёвской «перестройки» к решению этой задачи приступила часть советских СМИ, руководимых секретарём ЦК КПСС по идеологии (тогда второе лицо в руководстве страны) А.Н.Яковлевым.

Организационное оружие и идеолого-психологическое (информационное) наступление Запада на советское общество в ходе «перестройки» в решающей степени способствовали разрушению СССР, проводимому руководством страны под фальшивыми лозунгами «нового мышления» и «больше демократии — больше социализма». Ведущую роль в разрушительном процессе заняла кампания в СМИ «по устранению белых пятен в истории», фактически решающая задачу очернения и фальсификации истории советского общества с использованием пропагандистских материалов западных антисоветских центров.

Всё вышесказанное подтверждается в коротком выступлении президента США Б.Клинтона на секретном совещании начальников штабов США в Вашингтоне 24 октября 1995 года, попавшем благодаря нашей разведке в периодическую печать:

«…Расшатав идеологические основы СССР, мы сумели бескровно вывести из войны за мировое господство государство, составляющее основную конкуренцию Америке…

Мы добились того, что собирался сделать президент Трумэн с Советами посредством атомной бомбы. Правда, с одним существенным отличием — мы получим сырьёвой придаток, а не разрушенное атомом государство».

В «расшатывании идеологических основ СССР» особое значение имело разрушение исторического сознания в советском народе. Психологи «холодной войны» поставили две цели: 1) вытеснить из общественного сознания память о мировых достижениях советского общества; 2) представить всю советскую историю сплошными политическими репрессиями, ГУЛАГом, нищетой и засильем бюрократии. Таким приёмом они стремятся также психологически оправдать реальность — покорение и жестокую эксплуатацию страны Западом, деградацию общества, вызванную реставрацией криминально-бюрократического капитализма.

Разрушение СССР и реставрация капитализма на постсоветском пространстве, как показал последующий ход событий, стали однако только первым этапом в достижении геополитической цели — овладение Россией, её ресурсами. Для удержания власти сформировавшейся в стране компрадорской буржуазии потребовалось «перевоспитание» населения — постоянная манипуляция общественным сознанием, чтобы оно не поднялось против дикой капиталистической эксплуатации, национального угнетения и деградации в сравнении с достижениями советского прошлого. Президент США Б.Клинтон об этом коротко сказал так: «В России, в стране, где ещё недостаточно сильно влияние США, необходимо решать одновременно несколько задач: всячески стараться не допустить к власти коммунистов; особенное внимание уделить президентским выборам. Нынешнее руководство страны нас устраивает во всех отношениях…».

«Холодная война», таким образом, вступила в новый этап с целью полного подчинения России неоколониальной системе «золотого миллиарда» путём постоянного контроля за формированием общественного сознания в РФ и руководства деятельностью российской государственной системы со стороны внешних центров управления. Она перешла в политическую, экономическую и информационную интервенцию, которая развёртывает «холодную» гражданскую войну внутри страны.

Катастрофические итоги 20-летия реставрации капитализма и подъём протестного движения, полевение общественного сознания в мире и в Российской Федерации в последнее десятилетие, рост интереса и уважения к советскому прошлому и его историческим личностям — В.И.Ленину и И.В.Сталину — вызвали новую волну антисоветской пропаганды, характеризующейся особой ненавистью к советскому прошлому. Социальные корни этого явления — классовая ненависть буржуазии к борьбе трудовых слоёв за освобождение от эксплуатации, за социальное равенство. Психологические корни нового приступа антисоветизма в современном российском буржуазном обществе хорошо раскрыл экономист, социолог, общественный деятель М.Делягин в статье «Шашлык на вечном огне. За что ненавидят советскую цивилизацию?» (Завтра. апрель 2012. № 14. С. 6). Его анализ и оценки заслуживают внимания историков и политиков.

Во вступлении автор отмечает «поток клеветнических фильмов о советской действительности, ежедневные ушаты антисоветской грязи, льющейся с экранов ТВ почти по всем каналам. В этом же ключе развёртывается кампания по перезахоронению Ленина и переименованию Ленинградского вокзала Москвы в Николаевский».

Оценивая эти факты, он делает вывод: «Это не отдельные судороги «демшизы», возбудившейся в конце 80-х и не пришедшей в себя до сих пор, — это значимое, слитное общественное явление, объединяющее… правящую бюрократию, либеральных фундаменталистов и некоторые другие общественные группы».

Общий ответ на вопрос — за что все они ненавидят советскую цивилизацию? — автор видит в том, что «социализм … сохранил свою привлекательность, в результате чего дичающий капитализм всеми силами шельмует это, страшась его возрождения. Однако разные сегменты отечественной «элиты» имеют и собственные мотивировки в этом плане».

Он хорошо знаком с этими «сегментами» и даёт им яркие характеристики. В статье рассматриваются пять социальных групп, каждая из которых имеет свои особенности и психологические корни этой патологической ненависти.

Первой рассматривается группа либеральных фундаменталистов в разделе «Отрицание наживы как надругательство над смыслом жизни»:

«Для них, обожествляющих прибыль и рынок, сам факт даже не существования, а хотя бы простого воспоминания о нашей стране, принципиально отрицавшей наживу как единственный смысл человеческой жизни, является даже не обвинением (ибо они в принципе не способны представить себе, что человек живёт не ради денег и личного потребления), но нестерпимым богохульством.

Большевики, которые, захватив страну, даже не пытались её разворовать, а занялись её развитием, приняв не нужный царскому режиму план ГОЭЛРО ещё в аду Гражданской войны(!), которые падали в голодные обмороки, занимаясь хлебозаготовками (!), умирали от голода в блокадном Ленинграде на вавиловской коллекции семян, практически уничтоженной либеральными наследниками ради прибыльной недвижимости!

Коммунисты, которые, взяв власть в неграмотной стране, вместо оболванивания масс прежде всего провели ликвидацию неграмотности и культурную революцию, хотя обмануть неграмотного значительно проще, чем образованного человека!

Для либеральных фундаменталистов, захвативших власть над сегодняшней Россией, их деды и прадеды кажутся даже не бесконечно чуждыми марсианами, а лютыми врагами, всей своей жизнью и всеми своими достижениями отрицающими сам смысл существования современной либерастии.

Согласитесь: такое действительно невозможно простить.

Но главным источником ненависти к истории нашей страны являются всё же не идейные либеральные фундаменталисты как таковые, а правящая и владеющая Россией тусовка (выделено мною. — Л.О.)».

Подтверждением этого является объявленная председателем Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека М.Федотовым кампания по «десталинизации» российского общества.

К изложенной характеристике следует добавить социальный аспект. Либерализм — идеология буржуазии. Эксплуатация для неё — естественное состояние общества, живущего на принципах социального дарвинизма — выживает более сильный. Крайним же течением социал-дарвинизма явился фашизм — порождение западноевропейской либеральной цивилизации. По всем признакам фашизм вновь поднимает голову.

Второй «сегмент» рассматриваемой «элиты» — влиятельный слой российской бюрократии — опоры «правящей тусовки». Этот раздел также имеет хлёсткое заглавие: «Пощечина «эффективным менеджерам».

«Для правящей бюрократии, — пишет автор, — память о Советском Союзе ненавистна прежде всего потому, что представляет собой постоянный упрёк и даже обличение в кромешном безделье и тотальном воровстве. И возразить на это обличение совершенно нечего: ведь какой бы коррумпированной ни была партхозноменклатура, рядом с нашими нынешними руководителями она производит впечатление завхоза, подворовывающего драные пододеяльники, на фоне глобального спекулянта, «берущего» эшелонами ресурсов и грузовиками денег. Не только штопаные носки и истёртый китель Сталина, в которых его хоронили за неимением приличной одежды, но даже и коллекция представительских автомобилей Брежнева выглядят на фоне нынешних коллекций государственных и частных резиденций аскетизмом в стиле Франциска Ассизского.

Существенно и то, что Советское государство, при всех своих недостатках, искренно и последовательно стремилось к общественному благу. Советский Союз добился колоссальных успехов практически во всех сферах общественной жизни. Это касается не только хрестоматийных «ракет и балета», но и всей жизни от строительства промышленных объектов до улучшения быта советских людей, который в конце 60-х — начале 70-х вполне соответствовал уровню ведущих развитых стран. (Да, бытовой техники было меньше, — но это с лихвой компенсировалось отсутствием безработицы, безопасностью, лучшими образованием и здравоохранением).

Не стоит забывать о титанических усилиях — и невероятных успехах! — по повышению общей культуры общества. В результате уже в конце 60-х Советский Союз был поразительно гуманистичным, моральным и внутренне солидарным обществом. Из сегодняшнего озверения и сознательного разжигания самых тёмных и грязных людоедских инстинктов он выглядит ... как расцвет античности на фоне последовавших Тёмных веков…».

Именно поэтому официальная пропаганда забивает «электорату» голову «социальными проектами» к 2030 году и более поздним срокам, одновременно фальсифицируя, очерняя советскую историю. Автор, однако, опускает тот факт, что современная бюрократия сливается с «теневым» капиталом и криминальными структурами, социально связана с буржуазией и защищает её интересы.

Третий — значительный и разнородный «сегмент» антисоветской «элиты» составляет «вполне приличная» интеллигенция. Из «приличной» интеллигенции автор исключает значительный и активный «слой грантоедов и культуртрегеров, работающих на Запад с целью размыть российскую идентичность». Вот их-то и надо было бы перечислить по областям конкретной враждебной деятельности: в области экономической науки, в истории, в художественной культуре и особенно — в журналистике. Эти отряды «пятой колонны» были заблаговременно подготовлены и «введены в бой» в ходе «перестройки», а сейчас занимают ведущие позиции.

Публицист С.Г.Кара-Мурза в своём исследовании советской цивилизации показал социально-психологические корни диссидентства и антисоветизма у этой части интеллигенции. К ней относятся: потомки свергнутых эксплуататорских классов и дореволюционной буржуазной интеллигенции, дети и внуки раскулаченных и обиженных Советской властью крестьян в ходе коллективизации, жертвы политических репрессий 30-х годов и их потомки, а также часть творческой интеллигенции, ограниченной в своих стремлениях к зарубежным контактам и западной культуре.

М.Делягин в статье указывает на стремление части эмигрантской интеллигенции оклеветать и очернить свою страну для умиротворения «своей растревоженной совести»: чтобы оправдать себя в своих собственных глазах (часто подсознательно), что был прав, покинув свою Родину. Отсюда и заголовок этого раздела «Каин, где брат твой Авель?».

Далее он замечает:

«Эта болезнь распространена далеко не только среди эмигрантов. Люди, воспитанные в советской культуре, подсознательно ощущают, что, выбрав демократию или просто «частную жизнь во время общественных потрясений», пусть даже и в невыносимых условиях, они бросили свою страну, предали свою Родину, и чувство неформализуемой, но совершенно бесспорной и безусловной вины перед своим народом гнетёт их и разъедает их чуткие души. И, чтобы избавиться от этой вины, они обвиняют свою умершую страну во всех смертных грехах, — просто чтобы оправдать свою неспособность или нежелание защитить её, в том числе и от самих себя».

Вместе с тем следует иметь в виду, что значительная часть советской интеллигенции, особенно инженерно-технической, не получила достаточного исторического и обществоведческого образования и приняла на веру антисоветскую пропаганду вплоть до зомбированного отрицания всякой положительной информации о советском прошлом по навязанному шаблону: «Мы это уже проходили».

Четвёртым антисоветским сегментом, по мнению автора, является «офицерский корпус», вернее та его часть, которая «превратила своё положение в иерархии силовых структур в инструмент личного и группового обогащения». Подзаголовок этого раздела очень красноречив: «Домик в Париже — лекарство от присяги».

«Выходцы из силовых структур привыкли считать бредом дежурные проповеди политруков о коммунизме, — и были потрясены, обнаружив, что те были правы: коммунизм оказался реальностью, и они попали в него!

При всей незамысловатости их деятельности основу силовой олигархии составляют люди, дававшие присягу. В какой бы бессмысленной юности это ни происходило, большинство людей помнят её слова — и понимают, что так или иначе, несмотря на все войны от Анголы до Афганистана, в конечном итоге они изменили ей. Будучи выходцами из обычных, а часто и неблагополучных семей, они прекрасно помнят, что именно Советская власть дала им возможность получить образование, встать в ряды привилегированных спецслужб и в их рамках окунуться в сладкий океан потребительства и мещанства.

На словах эти люди обычно клянутся в верности России, а часто — в приступе ностальгии — и Советскому Союзу. Но потребность в оправдании своего предательства толкает их в крестовый поход против самой памяти о прошлом нашей страны. Один из немногих способов переключения их внимания — перевод разговора на их зарубежную недвижимость, будь то квартира в Болгарии, дачка в Финляндии или дом в Тоскане».

Вместе с тем следует отметить, что в массе среднего офицерского звена имеет широкое хождение тезис: «сегодня мы охранники, а завтра можем стать конвоирами», в памяти же устойчиво удерживается образ «великой державы — Советского Союза».

Завершается обзор анализом деятельности Русской православной церкви под заголовком «Кто ударит тебя по правой щеке — оскверни могилу того» (вопреки известному постулату). Активное участие церкви в политической жизни страны действительно делает её позицию в отношении советского прошлого общественно значимым фактором. Автор отмечает, что постоянные упоминания церковных иерархов о «безбожной советской власти», преследующей священников, составляет одно из важных направлений по формированию антисоветского общественного сознания.

Далее он пишет:

«Насколько можно судить, её иерархи прочно забыли, что взрыв ненависти к священникам после революции был народным и вызван не только большевиками, но и кадровой политикой самой церкви, с конца XIX века привлекавшей в священники огромное количество откровенных бездельников, использовавших рясу для сокрытия самых разнообразных пороков и вызывавших негодование россиян. (Великий Александр Блок вовсе не для красного словца вспоминал в своих дневниках о сельском священнике, который «портил девок»).

Забыли они и о том, что именно революция сделала РПЦ независимой от государства, что во времена вожделенной для них царской «России, которую мы потеряли», Русская православная церковь прямо подчинялась Священному Синоду — департаменту Министерства юстиции и, строго говоря, была его частью».

В статье указывается, что значительная часть видных представителей РПЦ практически игнорирует социальную доктрину церкви и агрессивно утверждает, что «советскую историю нельзя считать частью русской истории». Однако автор обходит тот факт, что произошло объединение РПЦ с зарубежной — ЗРПЦ, которая в годы Великой Отечественной войны поддерживала фашистскую агрессию против СССР, и влияние этой богатой части духовенства усиливается. Вторым фактором, усиливающим антисоветскую направленность деятельности церкви, стало сближение РПЦ с Ватиканом, который был активным участником «крестового похода против коммунизма», объявленного президентом США Р.Рейганом в ходе активного наступления «холодной войны» в 80-х годах против СССР. В дополнение надо отметить, что политическая активизация церкви вызывает антиклерикальные движения, а с другой стороны, часть приходских священников занимают просоветские позиции.

В заключении статьи, в разделе «Научиться принимать своё прошлое» М.Делягин делает ряд важных выводов из проведённой оценки состояния общественного сознания в верхних слоях российского общества, которые оказывают влияние на широкие слои населения. Отметим некоторые из них.

«Народ, не овладевший собственной историей, в мировой истории не существует и находится на территории собственной страны не более чем бесправной приживалкой, из милости и на время пущенной в неё добрыми хозяевами… Продолжая воевать со своим прошлым, усугубляя свою контуженность собственной историей, мы сами лишаем себя будущего. Именно в поощрении этой войны, обессиливающей и разрушающей нас, и заключается смысл усердия, с которым наши стратегические конкуренты копаются в наших незаживающих ранах».

Здесь надо дополнить автора. На пороге крупных геополитических перемен в мире «холодная война» Запада против России вступила в опасную для её исторического бытия стадию. Патриотизм, составляющий духовную основу борьбы за независимость, за защиту своей Родины, питается памятью народа о своём прошлом. Лишая народ этой памяти, втаптывая в грязь его прошлое, лишают его силы для сопротивления иноземному господству. Одним из важных направлений «холодной войны» стало сейчас разрушение исторического сознания народа, чтобы сделать его неспособным к активной борьбе за защиту Отечества. Можно согласиться с утверждением автора:

«Строго говоря, более всего современной России нужна не инновационная модернизация, не реиндустриализация, не интеграция и даже не искоренение коррупции, более всего современной России нужен простой и честный учебник истории.

Ибо наша история так велика и возвышенна, что не нуждается в усложнении и приукрашивании. И только её постижение и принятие откроет дорогу новому рывку великой русской цивилизации».

Наивно ожидать, что такой учебник появится под патронажем современной власти. Он будет пробивать себе дорогу усилиями патриотов-историков, учёных, строящих свою работу на строгих принципах исторической науки и глубоко понимающих свою ответственность перед российским обществом и его будущим. Нет сомнений, что такой учебник, и не один, появится.

Но создание учебника это лишь часть решения общественной проблемы. Надо, чтобы он стал основой преподавания в школах, вузах, чтобы его положения были основой также и исторической публицистики и художественного творчества. Это задача уже государственной политики и борьбы общественных организаций страны. Появление статьи М.Делягина уже заметный шаг на этом сложном пути.


Версия для печати

Назад к событиям